В историю вошли Кентавры Анатолия Мишукова, Нейва инженера Фомина и шестиколесная Ухта Александра Кулыгина — автора спортивной Панголины.

Все началось с моноприводных кроссоверов. 

Но жителям Страны Советов, не избалованным разнообразием серийных форм и конструкций, хотелось большего!

Кентавр-1 и Кентавр-2

Самодельные полноприводные машины строили по принципу «дизайн — не главное». Таким стал, в частности, Кентавр Анатолия Мишукова. Минивэн с кузовом из металла на старой, отремонтированной лонжеронной раме Анатолий оснастил двигателем ВАЗ‑2101, установленным справа от водителя, мостами от ГАЗ‑69 и раздаточной коробкой от Виллиса времен войны. Что удалось достать, то и использовал!

Первый вариант полноприводного минивэна Кентавр работы Анатолия Мишукова.

Второй вариант Кентавра (1981 года) получил чуть более модный дизайн с прямоугольными фарами, силовой агрегат от ГАЗ‑24 и раздатку ГАЗ‑69. По сути это был прямой аналог недоступной частникам (даже бэушной и списанной) «буханки» УАЗ‑452.

Второй, усовершенствованный вариант Кентавра — аналог ульяновской «буханки».

Нейва из Запорожца

Куда более хитрой и причудливой была полноприводная Нейва инженера А. Фомина.

На лонжеронной раме стоял небольшой и совсем простой, без стилистических затей кузов. Машина с базой всего 1920 мм базировалась на основных агрегатах Запорожца. Но двигатель ЗАЗ‑965 стоял, как и в кроссовере Безрукова, спереди, и основными ведущими колесами были передние. Чтобы обеспечить их правильное вращение (при использовании запорожской коробки передач), понадобились колесные редукторы.

Поскольку двигатель стоял спереди, торсионную подвеску Запорожца Фомин модернизировал, смонтировав вместо средней части верхнего торсиона две пружины. Через подсоединенное к модернизированной коробке передач ЗАЗ самодельное устройство — муфту с двумя шестернями, с управлением из салона — крутящий момент шел к заднему редуктору, сооруженному на основе деталей от ЗАЗ‑965. Задняя подвеска, как и у Запорожца, была независимой.

Концептуально простенькая с виду Нейва соответствовала многим современным полноприводным кроссоверам.

Передняя подвеска Нейвы — оригинальная, хотя и основана на деталях Запорожца.

Компактная Нейва с колесной базой всего 1920 мм была очень непростой конструктивно.

Шестиколесная Ухта: она еще и плавала!

Увлекшись созданием вездеходов, домашние конструкторы и технологи обратились даже к шестиколесным машинам. Их делали не для ежедневной езды, а для периодических вылазок на природу.

Самой известной шестиколесной машиной стала Ухта Александра Кулыгина, которого знали благодаря его футуристической спортивной Панголине.

Полноприводная, с колесной формулой 6×6 ­плавающая Ухта Александра Кулыгина.

Компактная Ухта 1980 года с открытым герметичным кузовом, приваренным к трубчатой раме, имела расположенный в корме силовой агрегат от ЛуАЗа. На полуосях стояли звездочки, с помощью которых через цепи момент шел на все шесть колес.

Благодаря ленточным тормозам машина с управлением одним рычагом могла, словно гусеничная, разворачиваться на месте. Мизерные свесы позволяли преодолевать препятствия высотой до 400 мм. Кроме того, Ухта была плавающей. Кузов сделали герметичным, а сзади стоял винт, с которым машина развивала на воде 10–12 км/ч.

Источник