Это был танк с необычным внешним обликом и короткой, но бурной боевой судьбой.

Прототип двухбашенного «здоровяка» ждала глупая травма — будь он человеком, мы бы сказали, что подвернул ногу. 

Танк застрял в тылу врага, но не стал трофеем.

Танк имени Кирова

Гражданская война в Испании поставила под сомнение эффективность всех танков Советского Союза — уж слишком распространилась в мире скорострельная противотанковая артиллерия малых калибров. И слишком хорошо она пробивала броню любого советского танка.

Выход был один — разрабатывать другие машины. Пятибашенный гигант Т-35 броню нужной толщины уже не тянул — получались какие-то заоблачные цифры по массе. Поэтому техзадание на разработку новой машины подразумевало танк небольших размеров и с меньшим количеством вооружения, но лучше защищенный. И с двумя, а не с пятью башнями.

К разработке подключили два ленинградских завода — Кировский и имени Кирова (да, речь о разных предприятиях). Один из них выдал Т-100, а другой — СМК, что означало… правильно, Сергей Миронович Киров.

СМК выглядел перспективнее — он оказался легче почти на 3 тонны, лучше бронирован, нес на себе более эффективное орудие Л-11 вместо Л-10. Но судьбу обеих машин — какая пойдет в производство, а какая останется лишь прототипом — должны были решить испытания.

СМК на испытаниях

 

Т-100 — основной конкурент СМК

Заводчане на фронте

Начались эти испытания в июле 1939-го и длились до ноября — СМК за это время успел проехать 1700 километров. В общем и целом у него все шло хорошо. Но тут подвернулся повод испытать двухбашенный танк в боевых условиях: началась Зимняя война.

Было решено отправить танк на фронт, и тут встал вопрос экипажа: кого сажать внутрь — военных или заводчан? С одной стороны, первые лучше готовы к войне, зато вторые знают устройство еще не пошедшего в серию танка.

В итоге экипаж скомбинировали. Командир, его помощник, наводчик и стрелок-радист — военные. К ним примкнули специалисты завода: мехвод и моторист с трансмиссионщиком.

СМК на испытаниях 

Испытания боем

Боевая карьера СМК оказалась впечатляющей — хорошо бронированный танк успешно отражал все попавшие в него финские снаряды. Но недолгой — с 17 до 19 декабря 1939 года. Первые два дня все было хорошо — СМК и Т-100 держались. В тыл только отправили КВ — фактически однобашенную версию СМК с усиленным бронированием. Не потому, что плохо воевал, а потому, что удачным выстрелом ему прострелили ствол орудия — случайность.

СМК вскоре наехал на мину. Экипаж Т-100 по-товарищески закрыл обездвиженный СМК своей машиной — все пули и снаряды летели в Т-100. В это время механики СМК пытались починить гусеницу. Не вышло — были разбиты и катки.

Тогда 55-тонную машину пытались буксировать тем же Т-100. Тоже не получилось. В итоге экипаж СМК вывел из строя вооружение и перебрался в Т-100. Весь процесс спасения СМК, начиная с подрыва на мине и заканчивая отступлением на одном из прототипов, занял около пяти часов. Помощник командира был ранен. Перспективный танк остался на финской территории.

Гораздо дороже обошлась вторая попытка отбить секретный танк и все-таки отбуксировать его в тыл. Для этого была собрана группа из двух рот бойцов, семи танков Т-28 и артиллерии. Использовать толстокожий Т-100 не стали — рисковать еще одним прототипом танка никто не хотел. Дело закончилось неудачей: четверо убитых и десятки раненых.

Цветная иллюстрация с СМК, наши дни

Запоздавшее обретение

СМК на несколько месяцев оказался в глубине финских позиций. Неприятель к новой двухбашенной машине особого интереса не проявил — хотя активно эвакуировал в тыл подбитые танки Т-28. Видимо, финны не захотели возиться с 55-тонной и, скорее всего, экспериментальной машиной.

При этом финны подорвали днище СМК и уничтожили все оборудование, которое можно было уничтожить. Ходовую не тронули, да и корпус был в сносном состоянии. Захватить СМК удалось в феврале 1940-го, а эвакуировать только в марте — для этого понадобилось аж шесть трехбашенных Т-28.

Несмотря на все это, испытания были пройдены, вердикт вынесен — «заданным ТТХ соответствует». Но лучшее, как известно, побеждает хорошее, и в серию СМК не пошел. «Лучшим» оказался не он, а его однобашенная укороченная версия с более сильным бронированием — разработанный тем же заводом танк КВ. Именно он стал одной из главных сил Красной армии в первую половину войны.

СМК же был доставлен в Ленинград, но особого интереса в свете принятия на вооружение другой машины ни для кого не представлял. Восстанавливать его так и не стали, а после войны просто переплавили. В бою бы он уже не пригодился. А для того, чтобы расставлять по музеям танки 30-х годов, страна тогда еще не созрела.

Модель СМК в масштабе 1/35, авторы — Павел Черепанов и Максим Александров

СМК Т-100
Броня: лоб / борт / корма / башня, мм 75 / 60 / 55 / 60 60 / 60 / 60 / 60
Макс. скорость 35 км/ч 35 км/ч
Вооружение 76-мм орудие Л-11, 45-мм орудие 20К, 4 пулемета ДТ 76-мм орудие Л-10, 45-мм орудие 20К, 3 пулемета ДТ
Масса 55,1 тонны 58 тонн
Мощность двигателя 850 л.с. 850 л.с.

Исторический анекдот от эксперта

Евгений Белаш, военно-исторический публицист, автор книг «Танки межвоенного периода» и «Мифы Первой мировой», а также статей на историческую тему для порталов Warspot и Warhead.

В восьмидесятых годах прошлого века о боевой истории советских танков после многих лет замалчивания начали рассказывать подробнее. Но среди ценной информации попадались и байки.

Якобы завод, который поставлял броню для танка СМК, не прислал вовремя (кстати, обычное тогда дело) броневую крышку одного из люков. И тогда умелые рабочие Кировского завода в Ленинграде быстренько соорудили ее из подручных материалов. То есть — обычной малоуглеродистой стали, а не танковой брони. Крышку хотели заменить, как только завод «раскачается».

Но СМК пошёл в не слишком удачный бой — и именно эту крышку «свинтили» с танка финские разведчики. Причем трофей передали в Третий рейх, союзный Финляндии. Там провели анализ крышки и решили, что у «криворуких русских» весь танк сделан из «сырой брони». Красивая история начала кочевать из книги в книгу.

Однако по воспоминаниям Игнатьева, механика-водителя этого танка, он перед отправкой на фронт установил на танк полноценную крышку из брони взамен временной. Танк стоял в глубине финских позиций, и тащить только крышку не было необходимости. Так что легенда оказалась развеяна.

Источник