Полноприводный универсал, да к тому же с понижающей передачей в трансмиссии — мечта многих современных автомобилистов. 

Причем даже в тех странах, где о бездорожье имеют смутное представление.

А уж у нас — тем более.

Сельский час

За десятилетие после смерти Сталина в СССР произошло множество событий, оставивших след не только в отечественной, но и в мировой истории. От полета в Лондон передового, сенсационного и на тот момент еще несерийного реактивного лайнера Ту‑104 до первого в мире спутника 1957 года и легендарного полета Юрия Гагарина в 1961‑м. За это же десятилетие отечественный автопром отметился небывалым прежде множеством новинок. Серийные Москвич, Волга, Чайка, Запорожец, новые грузовики и автобусы. А уж сколько интересных опытных образцов!

В те же годы власть (а за ней и все остальные) пристальнее посмотрела на небогатую и даже не очень сытую жизнь советской деревни. Этот интерес отрази­лся в ряде немного наивных, но по-своему честных кинофильмов тех лет. Скажем, в картине Станислава Ростоцкого «Дело было в Пенькове», дебютировавшей в 1958 году — как раз в год рождения Москвича‑411. Но сначала была фраза «Дайте автомобиль для колхозника», прозвучавшая, по воспоминаниям современников, на каком-то совещании из уст руководителя страны Никиты Хрущева и вполне соответствовавшая духу эпохи.

Единственным легковым полноприводным автомобилем, способным удовлетворить нужды колхозников, был ГАЗ‑69. Высокая проходимость в нем типично для того времени сочеталась с аскетичным салоном и продуваемым всеми ветрами тентом. Но львиная доля этих машин шла в армию, а частникам их в принципе не продавали.

Установка переднего ведущего моста потребовала заметных изменений кузова, рулевого управления и иных узлов.

Сзади — многолистовые усиленные рессоры. Дорожный просвет — сказка!

Штатный 1,4‑литровый двигатель развивал 45 л.с. — по тем временам не так уж и мало.

На призыв первым откликнулся Горьковский автозавод, запустив в 1955 году в производство ГАЗ-М72 — полноприводный вариант Победы. Автомобиль с несущим комфортабельным кузовом базировался на узлах и агрегатах ГАЗ‑69. Параллельно группа под руководством Григория Вассермана — главного в те годы горьковского специалиста по полноприводным машинам — создала и более дешевый и экономичный ГАЗ-М73 с 35‑сильным нижнеклапанным двигателем еще несерийного Москвича‑402 и трансмиссией, аналогичной установленной на ГАЗ-М72. Сделали два двухместных прототипа — купе и пикап. Предполагалось, что на таких машинах будут ездить председатели колхозов, иное сельское руководство и механики полевых бригад. Но вторую полноприводную модель, да еще с оригинальным кузовом, ГАЗ запустить в производство, разуме­ется, не мог. Зато наработки по ней, переданные в Москву на МЗМА, легли в основу полноприводного Москвича‑410, сделанного из седана Москвич‑402 образца 1956 года.

Выпуск московского внедорожника начали в 1957‑м, а годом позже появился модернизированный Москвич‑410Н на базе Москвича‑407 — уже с верхнеклапанным 45‑сильным мотором рабочим объемом 1,4 литра. В том же 1958‑м на основе кузова универсала Москвич‑423 запустили и полноприводный универсал Москвич‑411 — логичное развитие новой конструкции для нового советского села.

Редкий вид

Прямых зарубежных аналогов у полноприводных Москвичей не было, а представленные здесь машины можно назвать аналогами с известной натяжкой.

Renault Colorale делали в 1952–1956 годах. Французская рамная машина крупнее Моск­вича (ее база 2660 мм против 2377 мм у 411‑го) и оснащена 58‑сильным 2-литровым мотором. Спрос на Colorale в Европе был невысок, машины отправляли, в основном, в Африку. Сделали около 43 тысяч экземпляров.

Американский International Scout 80 1960 года крупнее (база 2540 мм) и мощнее советской машины. Мотор рабочим объемом 2,5 литра развивал 93 л.с. по стандарту SAE. Машина рамная. До 1965 года выпускали лишь пикапы с жесткой и мягкой крышами, потом — и трехдверный универсал.

Citroen 2CV Sahara — в известной мере инженерный курьез. По габаритам автомобиль близок к Москвичу (база 2370 мм), но французская малолитражка имела два двухцилиндровых 12‑сильных мотора — один спереди, другой сзади. И у каждого своя четырехступенчатая коробка передач. Силовые агрегаты можно было использовать независимо друг от друга или вместе. В 1960–1967 годах покупателей нашли лишь 697 машин.

Источник