Его видел любой — вне зависимости от отношения к вооруженным силам нашей страны. Рожденный для нужд армии, грузовик проник и в мирную жизнь и исправно трудится везде, где требуются грузоподъемность и проходимость.

Грузовик — незаменимая часть армии эпохи холодной войны, ничуть не менее важная, чем танковые орды, от которых ждали знаменитого рывка к Ла-Маншу. Ведь любому танку нужны топливо, снаряды, и запчасти — а в пересчете на полки, дивизии и армии это сотни тысяч тонн грузов.

В Советской армии 50-х годов существовало достаточно грузоподъемное средство — автомобиль ЗИС-151, способный взвалить на себя 4,5 тонны. Но у него был серьезный недостаток — низкая проходимость. Для армейского грузовика, действующего в условиях ударов противника по узлам коммуникаций, требовалась возможность пройти через бездорожье. Эту проблему удалось решить в модификации ЗИЛ-157 (название завода изменилось в связи со смертью Сталина), но за все требовалось платить — грузоподъемность упала до 2,5 тонн.

Установка «Град» на базе Урала-375Д 

Мириться с этим в армии не хотели. Одним из вариантов решения проблемы была разработка научного автомоторного института — НАМИ-20. Новый грузовик показывал впечатляющие внедорожные характеристики. Ему не был страшен метровый снег, размокшая пашня, он уверенно взбирался с грузом на 32-градусный подъем и преодолевал речной брод глубиной 1,2 метра. И при этом без проблем поднимал 5 тонн груза. А система изменения давления воздуха в шинах давала возможность продолжать движение даже после 6 пулевых попаданий в одно колесо.

После ряда испытаний и множества изменений в конструкции, чтобы поднять надежность, грузовик был принят на вооружение и поставлен на производство под именем Урал-375. Первые машины сошли с конвейера в последний день 1960 года — 31 декабря.

Известный прожора

Урал-4320

Военные были довольны всем, кроме расхода топлива — Урал-375 легко употреблял 68 литров бензина на сотню километров пути. Если в 60-е с этим еще можно было смириться, то последовавшие в 70-е нефтяные кризисы заставляли взглянуть на вопрос по-другому — прожорливость грозилась похоронить экспортные перспективы Урала.

Проблема решилась сравнительно легко — к счастью, в СССР нашелся экономичный дизель КАМАЗ-740. Именно он и стал главной особенностью новой модификации — грузовика Урал-4320. Теперь грузовик «кушал» вполне умеренные 30 литров на сотню. Проблема была решена.

Модель Урал-4320 с зенитной установкой ЗУ, автор Павел Черепанов 

На передовой

Военные Уралы не только возили грузы. Почти сразу новый грузовик стал платформой для реактивной системы залпового огня «Град» — наследницы знаменитых «Катюш». Ее первое боевое применение произошло в 1969-м на Даманском против китайцев. И очень скоро «Грады» стали участниками практически любого более-менее серьезного военного конфликта. Активно используются они и по сей день — войны в Сирии и Донбассе это ярко подтверждают. 

Активно использовали Уралы и в качестве гантраков — в Афганистане их полюбили отряды спецназа, охотившиеся за моджахедскими конвоями. Приманкой для противника выступали захваченные пикапы Тойота, а увешанные броней «Уралы» с пулеметами оказывались козырем в открытом бою, когда личность «Тойот» уже была раскрыта. 

Не менее эффективными, особенно в горных местностях Афганистана и Чечни, была установка в кузов полуавтоматической спаренной зенитки ЗУ калибра 23 миллиметра. Сочетание удобных углов вертикальной наводки и огневой мощи позволяли быстро отогнать от конвоев даже мощную засаду. Чтобы расчет самой зенитки не был легкой мишенью, спереди приваривали стальные листы. Иногда в дело шла даже броня подбитой или неисправной бронетехники.

Бронированный Урал внутренних войск, Чечня, 2002 год 

Но Урал мог активно использоваться на «передке» не только как платформа для огневой установки — радикально забронированный грузовик отлично справлялся с перевозкой пехоты. Особенно эффективен он в условиях контрпартизанской борьбы, что было особенно актуально для чеченских кампаний и многочисленных контртеррористических операций на Кавказе.

Если в первую чеченскую Уралы бронировали, в основном, кустарно и хаотично, то ко второй войне к делу подошли централизованно и создали ряд броневиков на его базе. Бронелисты надежно защищали от пулеметного огня и осколков, что вынуждало противника использовать больше взрывчатки. Это усложняло организацию засады и увеличивало шансы попасться — ведь чем больше надо достать/изготовить/привезти взрывчатых веществ, тем больше возможностей что-то не учесть или как-то себя выдать.

Интересно, что самые «злые» бронированные Уралы — детища не армии, а МВД. Все из-за специфики работы — даже на Кавказе большая часть задач МВД разительно отличалась от боевых. Гонять в таких условиях БТРы и БМП попросту дорого. Но шанс попасть в перестрелку по-прежнему высокий. Вот и нашли выход — разработать крайне серьезные и защищенные машины на базе относительно дешевых в эксплуатации Уралов.

Опыт бронированных Уралов-4320 учтен в новых отечественных машинах класса MRAP. Одна из них — Урал-63095, она же Тайфун-У, защищающая пассажиров даже от крупнокалиберных бронебойных патронов и подрыва серьезных взрывных устройств эквивалентом в 8 кило тротила.

На мирном поприще

Урал Next — будущее марки 

Разработанные под требования военных, Уралы оказались востребованы и в мирной жизни. Строительные краны, заправщики, вахтовые автобусы, снегоочистители — модификаций на их базе и не перечислить.

В 2005 году мексиканские Уралы активно использовались для гуманитарных миссий в Новом Орлеане после знаменитого урагана «Катрина» — обилие затопленных участков сделало незаменимыми внедорожные качества этих грузовиков.

Источник