Что позаимствовали конструкторы знаменитой Волги ГАЗ‑21 у Форда, а что — у Крайслера? Точки над i расставил эксперт.

Самая прославленная и самая почитаемая Волга — да и вообще одна из самых любимых машин времен СССР — встала на конвейер в 1956 году. ГАЗ‑21 оказался второй после Москвича‑402 новой моделью времен оттепели и одним из символов обновления страны и роста ее промышленного потенциала.

По тем временам Волга была вполне современным, а отчасти и передовым автомобилем. А вот насколько ее конструкция и дизайн оригинальны? Об этом спорят по сей день. Причем по-прежнему жарко и непримиримо.

Волга ГАЗ‑21 — типичный автомобиль своего времени: классическая компоновка, передняя подвеска — независимая, пружинная, задняя — на продольных рессорах. В качестве аналогов на ГАЗе изучали (а потом на испытаниях сравнивали с Волгой) в первую очередь американские Ford Mainline и Chevrolet Styleline. Но в части конструкции кýзова у этих машин заимствовать было нечего. Американские образцы — рамные, а кузов Волги — несущий. У газовцев был уже богатый опыт создания подобных конструкций для Победы и ЗИМа. Конструктивно кузов ГАЗ-М21 похож скорее на Москвич‑402, поскольку последний тоже проектировали в Горьком.

Прототип ГАЗ-М21 1955 года выглядел свежо и, пожалуй, даже современнее иных западных аналогов. В определенной мере Волга стилистически тяготела к американскому дизайну, но в те годы по этому пути шли очень многие европейские фирмы.

Ford Mainline, дебютировавший в 1952 году, - один из главных аналогов ГАЗ-М21. Но схожих черт в дизайне совсем немного, в целом они общие для многих американских и европейских машин тех лет.

По легенде, на изменении решетки радиатора прототипа настоял маршал Жуков. Кругляк со звездой сделал Волгу более похожей на Ford. Зарубежные дилеры к советскому символу отнеслись, понятно, прохладно. Через пару лет решетку изменили, сделав почти такой же, как на прототипе 1955 года.

На первых Волгах стоял нижнеклапанный мотор — вари­ация на тему двигателя Победы. Но основным стал совершенно новый алюминиевый верхнеклапанный агрегат (70–85 л.с. в зависимости от степени сжатия), который прямых аналогов не имел. Лишь по геометрическим параметрам цилиндров (92 × 92 мм) мотор унифицировали с V8 Чайки ГАЗ‑13. А в основе ее агрегата лежала конструкция Крайслера. Мотор Волги в модернизированном виде, но уже явно устарев, ­прожил на конвейере факти­чески полвека.

Передняя независимая пружинная подвеска Волги — типичная для ­своего времени конструкция. Подобные на автомобилях США применяли с середины 1930‑х годов. На первых Волгах были рычажные амортиза­торы, телескопические появились в 1960‑м.

Многие компании, в том числе Ford на американских моделях, в середине 1950‑х, сохранив общую схему пружинной подвески с телескопическими амортизаторами, перешли от шкворней к шаровым опорам. На Волге от шкворней и игольчатых подшипников отказались лишь в начале ХХI столетия.

ГАЗ-М21 — первый советский легковой автомобиль с серийной автоматической коробкой передач. Но таковой оснастили лишь несколько сотен машин. Ни соответствующей культуры производства, ни подходящего масла, ни квалифицированного обслуживания в стране просто не было. На часть уже выпущенных с автоматом машин позднее даже установили обычную механику. Автомат прижился лишь на мелкосерийной правительственной Чайке ГАЗ‑13.

В основе автоматической коробки Волги и Чайки — агрегат Ford, правда заметно переработанный. Об этом неоднократно рассказывали горьковские инженеры — создатели коробки передач.

Салон Волги выглядел современно, свежо и оригинально. Правда, от некоторых смелых решений, опробованных на опытных образцах, отказались.

В салоне Волги использовали лишь некоторые мотивы Форда, в первую очередь — спидометр, да и то заметно переработанный.

РУССКАЯ РЕКА

Первая Волга ГАЗ-М21 — один из самых самобытных и оригинальных советских автомобилей. Сказался уже богатый опыт инженеров и стилистов, накопленный при создании Победы и ЗИМа. ГАЗ‑21 не копировал какой-либо конкретный западный образец. Создатели Волги лишь творчески использовали последние достижения западных, в первую очередь американских, компаний. Подобным образом действовали тогда и некоторые европейские дизайнеры и конструкторы.

К середине 1960‑х Волга стала стремительно устаревать на фоне западных аналогов: она так и не получила независимую заднюю подвеску, более мощный двигатель и тормозá, автоматическую или хотя бы четырехступенчатую коробку передач. Кое-что внедрили на ГАЗ‑24 в 1968 году, но многие недостатки так и не изжили. Но это тема отдельного, долгого разговора.

Источник