Какие автомобили мы увидим в новых сезонах? Можно ли починить классический автомобиль своими руками? Бывают ли машины, на которые вообще нет спроса? Эти и многие другие вопросы ведущим английского шоу «Махинаторы» задали журналисты со всего мира.

К.: Какая доля проектов осталась бы прибыльной, если бы в общие затраты помимо стоимости запчастей была включена стоимость работ, и были ли бы такие проекты вообще?

Майк Брюэр: Да, мы в “Махинаторах” всегда стараемся научить зрителя ремонтировать автомобиль самостоятельно – соответственно, стоимость работы никогда не учитывается при подсчете расходов. Однако мы стараемся показать, какое количество человеко-часов потребуется для выполнения этих работ. К тому же все зависит от того, за какой именно проект вы беретесь – по сути, чем больше времени вы затратите на ремонт, тем меньше будет ваша прибыль. Но если вы делаете все своими руками и увлечены процессом – значит, эта работа вам по душе, и ваше хобби может перерасти в способ заработка.

Руководствуясь именно такими принципами, мы не включаем стоимость работ в список итоговых затрат – ведь если вы будете делать все самостоятельно, то имеете все шансы заработать неплохие деньги. Но если вы отдадите автомобиль реставратору или в ремонтную мастерскую, то вам, очевидно, придется оплачивать их услуги – и в этом случае вам придется тщательно планировать бюджет, чтобы выручить с автомобиля хоть какую-то прибыль.

wheelerdealers.discoveryuk.comчч

К.: В чем по-вашему залог популярности шоу?

М.Б.: “Махинаторы” остаются в эфире уже четырнадцатый год и популярны по всему миру – не могу даже представить себе место, где о шоу не знают. Я думаю, залог популярности в том, что “Махинаторы” остаются верны своей изначальной концепции. Это простое шоу, рассказывающее о том, как купить автомобиль, починить его и продать – и мы не пытаемся преподнести это пафоснее, чем есть на самом деле. Мы не устраиваем показательных споров, не кричим друг на друга. У нас нет татуировок или модной бороды. Мы не меняем стоковые моторы на огромные мощные агрегаты, пытаясь сделать машины быстрее. Мы покупаем автомобили, которые продают уже в силу их возраста, на закате их жизни – и пытаемся вернуть их к обратно к этой жизни с настоящей самоотдачей, заботой и энтузиазмом. И мне кажется, именно это и подкупает людей. Им нравится честность передачи, и в этом секрет ее успеха.

К.: Какой автомобиль было сложнее всего починить или продать?

М.Б.: За эти годы у нас побывало немало крайне сложных автомобилей – давайте разделим ваш вопрос на два периода. Первый период – это то, что выходило первые 13 лет, а второй – это грядущий новый сезон, над которым работает Ант. Итак, одна из сложнейших машин прошлых сезонов – это определенно Chevy Bel Air. Несмотря на то, что это простецкий американский автомобиль из 1950-х, буквально каждая деталь, которую мы для него покупали, либо не работала, либо не подходила. В результате вместо двух недель мы потратили на его восстановление почти месяц.

Chevrolet Bel Air Coupe '1953–54

На фото: Chevrolet Bel Air Coupe ‘1953–54

Это был один из тех автомобилей, которые явно не хотят, чтобы их восстанавливали. Он прикатил в мастерскую, натянул боксерские перчатки и боролся с нами каждый миг, каждую минуту, каждый день. Он просто-напросто не хотел, чтобы мы его спасали. Но мы его победили. И теперь я с удовольствием рассказываю, что он по-прежнему ездит на выставки и завоевывает призы. Ну а в новом сезоне самым трудным был Ford Ranchero.

Ант Анстед: Когда Ranchero попал в мастерскую, на нем живого места не было. Он был целиком, вместе с бамперами, хромом и дверными ручками, покрашен в черный цвет, причем не то кистью, не то метлой. Он был ужасен, убит в хлам – я даже подумал: странно, что Майк его купил. Однако за ужасной наружностью скрывались задатки действительно хорошего автомобиля. И я могу сказать, что к концу серии мы сделали из него весьма привлекательный экземпляр.

wheelerdealers.discoveryuk.comъъъ

К.: Какие советы вы можете дать тем, кто покупает и/или чинит автомобиль?

М.Б.: Я могу дать вам целую кучу советов. Но первый – если вы собираетесь реставрировать или ремонтировать автомобиль, пополните свою библиотеку до того, как пополните свой гараж, потому что знания – сила. Кроме того, я бы вступил в клуб владельцев или любителей машины, с которой собирался работать, и поискал в Сети видео от тех, кто уже имел дело с такой машиной. При сборе этой информации есть неплохие шансы того, что вы узнаете о проблемах, с которыми можете столкнуться в будущем, и узнать, как их решали другие. Поэтому ищите, смотрите, изучайте – и делайте все это еще до того, как соберетесь покупать автомобиль.

К.: Были ли у вас автомобили, которые вам так и не удалось починить или не удалось продать из-за полного отсутствия интереса покупателей?

А.А.: Это очень хороший вопрос. Сейчас, восстановив уже более 160 машин, я не могу припомнить ни одной, которую не хотел бы купить вообще никто. Покупая машину, я стараюсь выбирать из тех, которые точно будет легко продать – то есть, они должны быть легендарными, знаковыми. Поэтому пока я не испытывал проблем с продажей машин, хотя и не исключаю такую возможность в будущем.

wheelerdealers.discoveryuk.comщ

К.: Каким из автомобилей нового сезона вы особенно гордитесь?

М.Б.: Таких автомобилей два. Мой выбор – Austin-Healey 3000 1965 года, а для Анта это машина, которой мы открыли новый сезон – Ford Escort RS Cosworth.

К.: На какой машине вы ездите сами?

На фото: Austin Healey 3000 ‘1963–68 и Ford Escort Cosworth ‘1992

А.А.: Мой автомобиль на каждый день – Land Rover Discovery 3. Он так мне нравится, что когда пару лет назад у него стуканул двигатель, я пошел и купил подержанный мотор за 500 фунтов. Он уже порядком потрепан, побит, но я люблю его, он вдохновляет меня. Однако если бы у меня была полная свобода выбора, я предпочел бы машину, с которой началась история Land Rover – Series 1. Но это должна быть модель 1948 года – тогда каждый из выпускаемых автомобилей был немного уникален. Так что если вы знаете кого-то, у кого есть Series 1 Land Rover 1948 года, позвоните мне.

На фото: Land Rover Series I '1948–54

На фото: Land Rover Series I ‘1948–54

К.: Какими навыками вам нужно обладать, и что важнее – уметь хорошо работать руками или иметь обширные познания в устройстве автомобиля?

М.Б.: Я думаю, в любом проекте по реставрации нам обоим нужен определенный набор навыков. Но что нужно прежде всего, так это уверенность в своих силах – и неважно, работаете ли вы с кузовными деталями, механикой или интерьером. Прежде всего вам нужна уверенность в том, что вы справитесь с любым проектом. Ну а мире реставрации приобрести эту уверенность довольно просто – достаточно просто совершить пару ошибок.

Даже если вы сделали ошибку и не можете исправить ее самостоятельно, у вас всегда есть возможность найти кого-то, кто поможет вам в этом. Именно этому мы пытаемся научить людей: пробуйте делать что-то самостоятельно. В конце концов, автомобиль – это просто механизм. Он сделан из гаек, болтов, клипс, проводов, резины и стекла. И даже если его разобрать на запчасти, из этих запчастей затем можно будет снова собрать автомобиль.

К.: Большинство автомобилей в шоу – типичные представители британского или американского автопрома. Не думали ли вы заняться какой-нибудь машиной из Восточной Европы или, например, старой русской машиной вроде Волги?

А.А.: Да, “Махинаторы” — это прежде всего мировое шоу, и нам с Майком важно не зацикливаться только на американских машинах. И в новом сезоне вы увидите, что это так – он не только об “американцах”. Мы хотим поработать с автомобилями со всего света – у Майка в офисе есть большой список машин, которые мы планируем для шоу в будущем, и в нем масса европейских автомобилей. Так что если у вас есть еще какие-то идеи – я готов записывать.

М.Б.: Да, можете перечислить свои пожелания. А я со своей стороны отмечу, что в Восточной Европе от нас ждут не только восстановления чего-то вроде Ikarus, но и Mercedes и Suzuki. В Восточной Европе производят автомобили, и ими тоже можно заняться. До Serena у меня было четыре машины из Польши, и мы знаем, насколько наше шоу популярно в Восточной Европе, так что я бы хотел приехать туда за машиной. Один из автомобилей, которые я хотел бы снять в будущих сериях, это Trabant. Так что возможно мы поедем и в Восточную Германию чтобы найти его.

На фото: Trabant 601 '1963–89

На фото: Trabant 601 ‘1963–89

К.: Как вы стали автором телевизионного шоу? Что значит для ваш ваша профессия, и узнают ли вас люди на улицах?

М.Б.: Ну, изначально я на самом деле занимался торговлей автомобилями. Я начал заниматься этим один, покупая и перепродавая автомобили у дилеров, и в итоге сам открыл салон по продаже подержанных машин. А потом, 20 лет назад, я занялся работой на телевидении. Однако в последние шесть лет я снова занялся этим бизнесом, и сейчас у меня есть ассортимент машин по всей Англии, и мы с моей женой Мишель продаем около 600 экземпляров в месяц. У нас работает более 150 человек, и мы этим очень гордимся.

Что же касается личной жизни – да, меня очень часто узнают. Большинство людей в Англии узнают меня, поскольку я проработал на телевидении более 20 лет, и похоже, узнающая меня аудитория не ограничивается одной только Англией. Ко мне подходили люди и в Чили, Бразилии, Польше, Венгрии Франции, Германии, Голландии – то есть, где бы я ни был, обязательно найдется человек, который меня узнает, поскольку наше шоу транслируется по всему миру.

А.А.: Да, вне телевизионного экрана я тоже занимаюсь автомобилями – я строил и реставрировал машины буквально с детства. Первый свой автомобиль я собрал в 16 лет, еще до того, как получил водительские права, и с тех пор проекты не останавливались ни на миг.

Я открыл свою автомобильную мастерскую и строю много уникальных, единственных в своем роде машин. С Майком я работаю уже пять или шесть лет – мы занимаемся постановкой живых шоу, благотворительностью… Я даже занимался гонками – правда, весьма неудачно: постоянно попадал в аварии.

К.: Можете ли вы назвать какой-то из современных автомобилей, который станет классикой через 30 лет?

М.Б.: Да – например, Mini One.

На фото: Mini Cooper '2001–04

На фото: Mini Cooper ‘2001–04

А.А.: Да, BMW Mini 2001 года – отличная модель. Я бы еще отметил любой проект от Jaguar Special Vehicle.

М.Б.: SVR.

А.А.: Да, любой Jaguar от Special Vehicles Group: к примеру, на ум сразу приходит SVR F-Type.

На фото: Jaguar F-Type SVR '2016–17

На фото: Jaguar F-Type SVR ‘2016–17

М.Б.: Land Rover Defender сняли с производства в прошлом году – и машины, выпущенные в последние 12 месяцев, совершенно точно станут коллекционными в следующие 30 лет.

А.А.: Конечно, кто-то обязательно упомянет Lamborghini или Ferrari. О них говорят все – но вот о ком точно стоит сказать, так это новый Porsche 911 GT2 RS. Это определенно автомобиль, о котором через 30 лет будет мечтать каждый.

На фото: Porsche 911 GT2 RS '2017

На фото: Porsche 911 GT2 RS ‘2017

К.: А как насчет Dodge Challenger или чего-то подобного? Или эти автомобили не такие особенные?

М.Б.: Да, я думаю, стоит упомянуть и машины вроде Dodge Challenger R/T и пятилитрового Mustang. Через 30 лет они станут подобны Мустангам, Камаро и Доджам из 60-х, за которыми все гоняются сейчас. В будущем они неизбежно станут классикой.

На фото: Dodge Challenger R\T Classic '2014–н.в.

На фото: Dodge Challenger R\T Classic ‘2014–н.в.

В России шоу «Махинаторы» идёт по понедельникам в 22:00 на Discovery Channel.

Источник