Со слов автора. Еще недавно на этот вопрос я бы ответил, что по сложившейся правоприменительной практике так и есть – большинство судов не трудятся перепроверять показания инспекторов. 

Но Верховный суд, похоже, устал от этого. Принимая решение по конкретному делу, высшая судебная инстанция не только вернула права московскому автомобилисту, но и использовала в своем постановлении прецедентные формулировки, позволяющие водителям защитить свои права в тех случаях, когда их вина не доказана.

А был ли отказ?

Рассматривая дело об отказе пройти медицинское освидетельствование, Верховный суд обратил внимание на отсутствие в деле каких бы то ни было данных, свидетельствующих о том, что водитель, у которого при проверке алкотестером было выявлена недопустимая концентрация этилового спирта, действительно отказался от повторной проверки в медицинском учреждении.

Водителя привлекли к административной ответственности по части 1 статьи 12.26 КоАП РФ за отказ выполнить законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Мировой судья района Южное Тушино признал водителя виновным и оштрафовал его на 30 тысяч рублей с лишением права управлять транспортными средствами сроком 1,5 года. Вышестоящие инстанции – Тушинский районный суд столицы и Мосгорсуд – согласились с таким решением. Но водитель подал жалобу в Верховный суд РФ, а там после тщательной проверки отменили все ранее принятые по данному делу судебные акты.

White Collar Criminal

Нет смысла подробно рассказывать о сути данного разбирательства. Возможно, водителю действительно даже не предложили поехать к медикам, или же он чего-то не понял. Может быть, сотрудник Госавтоинспекции просто ошибся при составлении протокола. Но факт остается фактом: «Согласие либо несогласие Ковалева П.А. пройти соответствующую процедуру в этом протоколе не зафиксировано, в графе «пройти медицинское освидетельствование» содержится запись «от подписи отказался», – говорится в постановлении ВС.

Все испортил понятой

Обычно в таких случаях судьи не утруждают себя лишней работой. Они уверены, что нет оснований не доверять сотруднику ГИБДД, который оформлял протокол и утверждал, что автовладелец категорически отказывался от медэкспертизы. Однако в деле оказался допрос понятого, который отлично слышал, что водитель не согласился с результатами, полученными с помощью алкотестера, но почему-то не расслышал, что инспектор предлагал водителю пройти медицинское освидетельствование, хотя был обязан сделать такое предложение. То есть объективных данных, подтверждающих, что водитель был направлен инспектором ДПС на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, Верховный суд не нашел.

Angry police officer

В постановлении ВС указывается, что часть 1 статьи 1.6 КоАП РФ предписывает привлекать к административной ответственности не только при законных основаниях для этого, но и при соблюдении установленного законом порядка. Упомянута в постановлении и статья 26.2 КоАП, согласно которой доказательствами по такой категории дел являются любые фактические данные, на основании которых можно сделать вывод о наличии или отсутствии события правонарушения.

Фактические данные устанавливаются протоколами, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показателями специальных технических средств и вещественными доказательствами, напомнил ВС. Но если доказательства получены с нарушениями, то суды не принимают их во внимание. Приведенные обстоятельства, как решил Верховный суд, «не позволяют сделать вывод о соблюдении должностным лицом предусмотренного законом порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения». Значит, имеются неустранимые сомнения в виновности автовладельца.

Попытка сломать практику

Обычно автовладельцы могут противопоставить утверждениям сотрудников ГИБДД, зафиксированным в протоколе, лишь свои показания. Суды при этом в большинстве случаев верят сотрудникам правоохранительных органов, а к показаниям водителей относятся критически и назначают им наказания на основании слов полицейских. Однако благодаря уже нескольким решениям ВС, который стал гораздо внимательнее относиться к фактическим и процессуальным нарушениям со стороны сотрудников полиции, появилось основание надеяться, что постепенно состязательность сторон в делах об административных правонарушениях будет восстановлена.

Автоинспекция должна понять, что ее сотрудникам следует ответственно подходить к своим обязанностям и иметь в виду, что недостаточно привести только собственные показания, так как в этом случае в любом суде сделают вывод, что они «не собрали достаточных объективных доказательств по делу». Тем более что понятые и свидетели не обязательно будут послушно подтверждать все, что сказал инспектор.

the police officer in an office form stops the car

От Москвы до самых до окраин

Постепенно позицию Верховного суда начинают воспринимать и на нижних ступенях судебной системы. Пусть пока еще довольно редко, но в регионах появляются решения в пользу автомобилистов. Суды субъектов Федерации, которые не хотят доводить спор до столичных «верхов», ориентируются как на постановления Пленума ВС, так и на конкретные решения ВС, вынесенные в точном соответствии с духом закона.

Республиканские и областные суды уже сами корректируют судебные акты, из которых следует, что был нарушен принцип состязательности сторон. В некоторых случаях, правда, основанием для пересмотра называются сугубо процессуальные ошибки. Но порой удовлетворяются жалобы водителей или их адвокатов на принципиальные нарушения, допущенные сотрудниками ГИБДД и «не замеченные» судами первой инстанции.

Как правило, доказать нарушение права на защиту можно при наличии видеорегистратора или даже мобильного телефона с видеокамерой. Снимать весь процесс общения с инспектором от момента остановки до составления протокола закон не запрещает. Даже если водитель сам не заметил очевидных нарушений со стороны сотрудника автоинспекции, их может обнаружить юрист, просмотрев запись. Хорошим адвокатам и раньше удавалось помочь своим доверителям, если какие-то ошибки обнаруживались в документах на бумажном носителе.

ТЕПЕРЬ ЖЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ СЛУЖИТ В СУДЕ И ВИДЕОФАЙЛ, ПРИЛОЖЕННЫЙ К ЖАЛОБЕ.

Электронный век многократно усложнил жизнь. Если нарушения «зафиксировали» дорожные камеры, то у водителя нет даже презумпции невиновности. Но техника служит не только государству, но и простым людям. И когда права автомобилиста нарушены, она помогает ему защититься в суде.

Depositphotos_13240544_original

Источник