Едем в далекие семидесятые на последнем в истории АЗЛК заднеприводном Москвиче.

Со слов автора. Вообще-то, я всегда больше любил 412‑й, хотя прекрасно осознавал, что Москвич‑2140 совершеннее. Но раньше «сороковой» казался каким-то обруб­ленным, утратившим легкость и стремительность очень удачного предыдущего кузова. Но теперь и Москвич‑2140 кажется вполне гармоничным и уж точно симпатичным и родным. Дело, конечно, не в нем, а во мне. Он-то всё такой же, как в год своего рождения — 1976‑й.

Москвич‑2140

Годовой отчет

Главные достижения советской семьи 1970‑х: пусть не очень большая, но отдельная квартира, садовый домик на шести сотках, по старой памяти наивно называемый громким именем «дача», личный автомобиль и, конечно, гараж к нему, кирпичный или хотя бы металлический. Ведь осознавать, что машина, на которую долго копили, занимали и которую берегут, словно семейную реликвию, доступна всем ветрам и злоумышленникам, - очень тяжело!

Как ни иронизируй над советским тезисом о «неуклонном росте благосостояния советского народа», оно действительно росло. Правда, не у всех. Объем производства легковых автомобилей в СССР был заметно ниже спроса. Скажем, в 1976‑м, когда АЗЛК запустил в серию Москвич‑2140, общий выпуск всех заводов страны едва превысил 1,2 миллиона машин. И это на 260 миллионов граждан СССР! А ведь в те годы Союз отправлял немало легковых автомобилей на экспорт — и дефицит лишь усиливался.

Двигатель Москвича слыл надежным и долговечным. Справа — вакуумный усилитель тормозов.

Семьдесят шестой год для СССР был богат событиями. В феврале прошел ХХV съезд КПСС с привычным уже бесконечным отчетным докладом генерального секретаря, звучащим из всех радиоприемников и телевизоров целый день, а потом еще очень долго повторявшимся в отрывках. В том же году обменяли «хулигана» — диссидента Владимира Буковского — на Луиса Корвалана, лидера чилийских коммунистов. В 1976‑м учредили медаль за строительство Байкало-Амурской магистрали. Грандиозная стройка БАМ была как раз в самом разгаре.

Теперь остается лишь удивляться, как за один год можно было снять столько хороших фильмов, навсегда оставшихся в истории кино. Тут и «Двадцать дней без войны» Алексея Германа, и «Восхождение» Ларисы Шепитько, и «Ключ без права передачи» Динары Асановой… К слову, кино у нас всегда получалось лучше, чем автомобили.

Тем не менее для советского автопрома и автолюбителей 1976 год тоже — знаковый. ВАЗ обрадовал покупателей «шестеркой» — самой мощной, богато отделанной и посему престижной тольяттинской машиной, а АЗЛК наконец-то запустил в производство долгожданный Москвич‑2140.

СЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД

Москвич‑21403 для инвалидов.Москвич‑2140 выпускали с 1976 по 1988 год. Оснащали двигателем 1.5 (75 л.с.), а часть машин — дефорсированным 68‑сильным мотором, рассчитанным на 76‑й бензин. Коробка передач четырехступенчатая.

Основные модификации: универсал Москвич‑2137, фургон Москвич‑2734 (с 1976 по 1978 год изготовили всего 4085 экземпляров), Москвич‑21403 — с ручным управлением для инвалидов, Москвич‑21406 — так называемый сельский, с 68‑сильным мотором, передними барабанными тормозами, защитой поддона двигателя и иными шинами, а также Москвич‑2140 SL с иной отделкой экстерьера и салона.

Параллельно делали версии с двигателем Москвича‑408: седан Москвич‑2138, универсал Москвич‑2136, фургон Москвич‑2733.

Москвич‑2140 Люкс, он же — Moskvitch 1.5 SL

Так называ­емый сельский Москвич‑21406.

Последний классик

Купить Москвич или Жигули? Такой выбор перед многими советскими гражданами не стоял — брали то, что доставалось после многолетней очереди, правом попасть в которую наделяло руководство и парткомы предприятий. Но, справедливости ради, если выбор всё же был, предпочтение обычно отдавали Жигулям. Они ведь чуть просторнее, «жигулевская» печка греет прекрасно даже в самые сильные морозы. А еще — отменная по тем временам динамика, хорошие тормоза, удобное и четкое переключение передач. А главное — Жигули слыли более надежными.

Но и у Москвича были поклонники, пусть и менее многочисленные. Достоинства? Надежный двигатель, не страдающий, в отличие от вазовских, болезнями распредвала и маслосъемных колпачков, к тому же легко обслуживаемый и ремонтопригодный. Никакой расточки цилиндров и ремонтных размеров поршней при капитальном ремонте (машины-то тогда эксплуатировали годами — иногда три поколения одной семьи)! Заменил гильзы, поставил новые поршни — и поехал. При правильной, умелой регулировке зажигания и карбюратора 75‑сильный москвичовский мотор обеспечивал неплохую динамику, не хуже, чем у Жигулей (по крайней мере, с полуторалитровым мотором). Правда, работа двигателя Москвича улучшилась именно с появлением Жигулей. Московские машины вместо пресловутого ленинградского 126‑го карбюратора тоже получили куда более совершенный и надежный ДААЗ, «в девичестве» — Weber.

Тахометра нет, зато есть амперметр и датчик давления масла — более важные для тех лет приборы.

Маленький приемничек — штатное оборудование Москвича. Слева — смешная крутилка, управля­ющая стеклоочистителем и стеклоомывателем.

В середине 1970‑х интерьер Москвича‑2140 казался вполне современным. В диковину был руль с толстым ободом и массивной бибикалкой.

Под простенькими ползунками системы вентиляции и отопления — пепельница с прикуривателем.

Яркий набалдашник рычага коробки передач — элемент советского «тюнинга».

Слабое место Москвича — коробка передач с тяговым управлением, доставшимся машине еще со времен подрулевого переключателя передач. Ход рычага и четкость фиксации на фоне Жигулей были посредственными даже при своевременной замене втулок многочисленных соединений привода. Да и надежность омской коробки оказалась откровенно низкой.

Зато ходимость элементов подвески не хуже, чем у Жигулей. Управляемость? Задняя рессорная подвеска, конечно, архаична, но в быстрых поворотах Москвич не переставляет «попу», как делали Жигули, особенно с изношенными втулками тяг задней подвески.

А уж как удобно сидеть! Я и сейчас удивляюсь, насколько хороша посадка в старом Москвиче. Сиденье по сравнению с современными креслами, конечно, простенькое, но вполне приемлемое. Особенно в сочетании с удачным, продуманным расположением педалей. Ноги водителя ложатся на них легко, без неестественного «жигулевского» изгиба.

Верхняя ручка отвечала не только за открывание двери, но и за запирание изнутри: нужно было нажать ее и чуть опустить вниз, преодолев сопротивление пружины.

Ремни безопасности эстонской марки Norma — со знаком качества.

К модели 2140 автомобильный завод имени Ленинского Комсомола шел почти десять лет. Бесспорно удачный кузов Москвича‑408 и «четыреста двенадцатый» мотор немного вскружили конструкторам голову. Довольно долго на заводе пытались создать похожую машину, увеличивая 412‑й в размерах, робко меняя отделку, пробуя новую коробку передач, которая так и не стала серийной (не по вине завода), а также форсированные двигатели. По-настоящему новый автомобиль так и не создали. И лишь в 1976‑м появился просто глубоко модернизированный Москвич‑2140. Изменения по сравнению с 412‑м были значительными: передние дисковые тормоза Girling, система охлаждения с новым термостатом (конечно, «жигулевским») и без архаичных жалюзи, совсем новый салон. Только всё это очень запоздало.

Москвич‑2140

В Москвиче‑2140 впервые для АЗЛК появились штатные подголовники.

Запасное колесо мешало размещать груз. Москвичи классической компоновки так и не избавились от этого недостатка.

Для СССР такой автомобиль был вполне приемлем, но экспортные позиции Москвичи практически растеряли. Модель 2140 продавалась за рубежом, мягко говоря, вяло. Даже появившаяся через несколько лет люксовая версия 2140 SL большого интереса у зарубежных покупателей не вызвала. В общем, последний московский «классик» — Москвич с задним приводом воспринимался неоднозначно. Но сейчас я смотрю на него совсем другими глазами.

Личное дело

Решительно не хочется вылезать из-за руля! На незагруженном загородном шоссе даже превышаю разрешенную скорость и стараюсь не сильно сбрасывать ее в поворотах, чтобы не ударить в грязь лицом перед водителями нарядных современных машин. Конечно, четкость рулевого управления вызывает иронию, но при определенном опыте приноравливаешься к нему довольно быстро. Как и к ходу рычага коробки передач. Нет, не дождетесь — мы с Москвичом не станем помехой юным автомобильным дарованиям на узком петляющем шоссе!

Москвич‑2140

Мальчишество, конечно, но для этого, наверное, и садятся в автомобили юности. Вместо кондиционера — летний ветерок из открытого окна, хрипы маленького штатного приемничка добавляют джазовые нотки в песню старого, но вполне здорового и бодрого 75‑сильного мотора.

С момента дебюта Москвича‑2140 прошло больше сорокá лет, а наша система ценностей не изменилась: собственная квартира, дача, автомобиль. Конечно, все эти блага стали другими. Однако старое кино по-прежнему смотрят, пусть и не на огромных экранах многозальных кинотеатров, а в более интимной обстановке.

По-моему, повидавший виды, но сохранивший приличное здоровье (причем без реставрации) Москвич‑2140 — той же, что и эти фильмы, породы. Несовременный? Не спорю. Ездить на нем сейчас каждый день, особенно в большом городе, неудобно. Но все-таки есть в этом «сороковом» нечто, вызывающее теплые чувства, легкую грусть при расставании и желание видеть его таким же бодрым еще много лет. Я по отношению к Москвичу необъективен? Конечно! Но не вижу в этом ничего плохого.

СПЕЦУЧАСТОК

Москвич‑2140 не добился столь громких успехов в международных соревнованиях, как его предшественник Москвич‑412. Тем не менее в ралли «сороковые» с 1,6‑литровыми моторами мощностью 130–148 л.с. (такая версия была официально омологирована) все-таки показывали неплохие результаты. Экипаж В. Филимонов — М. Девель в 1984 году на ралли Saturnus в Югославии пришел седьмым в абсолютном зачете. Годом позже в Финляндии, на Ралли тысячи озер, тот же экипаж, став лучшим среди советских, занял 26‑е место в «абсолюте» и третье место в своем классе. Для гонщиков на Москвичах это оказалось высшим достижением, не превзойденным в дальнейшем.

Москвич‑2140 в версии для ралли.

Раллийный вариант люксового Москвича‑2140 SL.

Источник