Сирена этой санитарки (к сожалению, мы не можем передать здесь сей звук!) не столь пронзительна, как у современных машин. 

Да и скромный оранжевый фонарь, предшественник сегодняшних ослепительных синих «люстр», едва виден при ярком солнце. 

Тем не менее этот РАФ — настоящая скорая, способная, если ­потребуется, и сегодня выйти на линию.

Дежурим в санитарном «рафике» 1960-х годов.

Под сиреной полетаем

Динамика по современным меркам — скромная. Семьдесят пять лошадиных сил двигателя 21‑й Волги на тысячу семьсот с гаком килограммов снаряженной массы — вовсе не много. Но в шестидесятые годы этого вполне хватало. У некоторых европейских аналогов моторы послабее были. Да и сейчас РАФ, пусть и не быстро, можно раскочегарить до вполне достаточной для городских условий скорости. Надо только не забывать, что тормоза здесь совсем не современные: барабанные и без усилителя. Они, конечно, стараются, как могут, сдерживать машину, но давить на педаль надо не по-детски, а замедление при этом всё равно не бог весть какое.

Руление тоже требует навыков. Даже на прямой на скорости под 80 км/ч «рафик» начинает немного плавать, требуя постоянного подруливания. К слову, машина довольно уверенно может идти и на скорости 100–110 км/ч, но такой темп не конёк 977‑го РАФа.

Посадка водителя, мягко говоря, плотная — между дверкой и капотом двигателя. Перед ветровым стеклом — воздуховоды системы отопления и вентиляции.

Приборы — от Москвича‑408.

Радиотелефон — ультрасовременная опция для времен, когда РАФ‑977 был молодым.

Чтобы относительно быстро проходить повороты, нужно загодя выбрать люфт рулевого, потом энергично прокрутить довольно тяжелую, почти горизонтальную баранку, а затем столь же энергично вернуть машину к прямолинейному движению. Не съехать со скользкого сиденья водителю помогает посадка: вплотную слева — дверь, а справа шофер прижат к капоту моторного отсека. Ко всему этому при определенном опыте можно привыкнуть. Но ведь неслучайно в былые времена работать на скорую брали шоферов с квалификацией не ниже второго класса (если кто забыл: всего их было три — третий присваивали профессионалам сразу после автошколы, а потом повышали с ростом опыта до первого).

В быстрых поворотах высокий микроавтобус заметно кренится, зато ход мягкий. В общем, в 1960‑е годы да и в начале 1970‑х комфортный РАФ‑977, несомненно, был лучшей советской серийной санитаркой и автомобилем, вполне сравнимым по многим параметрам с импортными аналогами.

Latvija из Латвии

Микроавтобусы УАЗ и РАФ, в том числе в санитарном варианте, появились в стране почти одновременно. Такие машины медикам были очень нужны. Ведь до конца 1950‑х годов основной санитаркой был ПАЗ‑653 — будка на шасси грузовика ГАЗ‑51, а также ГАЗ‑12 ЗИМ и ЗИС‑110. Машина на грузовом шасси была просторной, однако уж очень тряской. ЗИС и ЗИМ шли мягко, но врачам в них было тесно: больного перевезти можно, однако серьезную помощь по дороге не окажешь, да и нужное оборудование не разместишь. Кроме того, себестоимость санитарки на базе большого дорогого седана, тем более правительственного мелкосерийного лимузина, была очень высокой.

УАЗ делали в первую очередь для сельской местности и поначалу в очень небольших количествах. Так что основной городской машиной для госпитализации больных стал РАФ. В начале 1960‑х на вызовы, правда, стали выезжать и скорые на базе универсала ГАЗ‑22, но они для медиков опять же менее удобны.

Носилки, как и в современных автомобилях, выдвигают через широкую заднюю дверь.

В те годы в некоторых машинах-санитарках уже был аппарат искусственного дыхания.

Под потолком подвешены брезентовые носилки. На них в крайнем случае можно было перевезти второго больного.

Рижский завод на улице Дунтес был невелик, да и оснащен не слишком здорово. К слову, собираемые машины водружали на подставки с колесиками и толкали по рельсам — эдакий ручной конвейер. До постройки нового завода в Елгаве оставалось еще почти два десятилетия, так что санитарки и микроавтобусы на агрегатах 21‑й Волги делал только небольшой рижский завод. Чтобы не уменьшать объемы их производства, выпуск фургонов передали в Ереван.

Первые образцы медицинских машин делали с 1958 года на базе РАФ‑977В. В крупную серию в 1962‑м запустили санитарный РАФ‑977И — это модификация микроавтобуса РАФ‑977Д. После модернизации в 1968‑м, коснувшейся в основном кузова (его в очередной раз укрепили, изменили боковые окна), медицинская машина получила индекс РАФ‑977ИМ. Автомобиль, на котором мне удалось поездить, именно такой.

ЗАРУБЕЖНЫЕ АНАЛОГИ

Volkswagen T2, 1967–1979 годы. Двигатели: бензиновые, мощностью 48 л.с., позднее — от 67 до 71 л.с.

Renault Estafette, версия 1968–1980 годов. Двигатель мощностью 43 л.с.

Ford Transit (второе поколение), 1965–1978 годы. Двигатели: бензиновые, мощностью 75–83 л.с., а также дизель в 70 л.с.

Кабинет номер 977

Конечно, подвеска от Волги работала на тяжелой машине на пределе возможностей (особенно передняя), зато ход у «рафика» очень мягкий. А это, поверьте, важно и тем, кого везут, и тем, кто везет. В свое время я испытал санитарную Газель, а потом импортный микроавтобус. Разница, доложу вам, огромная! А РАФ по плавности хода — примерно посредине между ними, и уж точно комфорт­нее Газели с жесткой грузовой подвеской.

Врачу здесь, разумеется, куда удобнее, чем в ЗИМе и 22‑й Волге, - мéста предостаточно. Санитарные «рафики» сильно отличались друг от друга комплектацией, но в любом случае медицинский отсек вмещал всё необходимое и возможное в те годы оборудование, включая аппарат искусственного дыхания. В этом смысле автомобиль был вполне современный. Ему бы еще высокую крышу… Первые подобные советские машины появились на базе следующей модели — РАФ‑2203, да и то поначалу лишь финского производства.

Послужной список: первые опытные санитарки построили в Риге на базе модели РАФ‑977 1958 года. ­Серийный РАФ‑977И выпускали с 1962‑го. Модернизированный РАФ‑977ИМ — с 1968‑го. Он имел агрегаты ГАЗ‑21, в том числе двигатель объемом 2,45 литра (75 л.с.) и трехступенчатую коробку передач. Набор медицинского оборудования зависел от места работы машины. Выпуск продолжался до 1976 года — ­до момента, когда в Елгаве ­перешли на РАФ‑2203 и санитарный РАФ‑22031.

Сколько жизней спасли такие РАФы, не знает никто. Они старательно работали во всех уголках Союза, в больших и малых городах. Конечно, РАФ, особенно санитарный, работавший днем и ночью почти без перерывов, требовал постоянного внимания. Изнашивались детали уже помянутой волговской подвески и рулевого управления, не самым прочным и долговечным был несущий кузов. Тем не менее отдельные машины служили еще в начале 1980‑х, когда совсем новый, мощный и вполне современный по тем временам елгавский завод уже далеко не первый год выпускал новую модель.

Санитарные 977‑е снимались в десятках, а то и в сотнях советских фильмов — в драмах, детективах, бытовых историях из врачебной жизни. Благодаря этому ценители советского ретро сегодня могут узнать, как такие машины выглядели и были укомплектованы. Кстати, этот РАФ, на котором мы сегодня съездили на вызов (конечно, вымышленный), участвует в киносъемках, помогая точнее воссоздавать давно ушедшую эпоху. В общем, автомобиль в добром здравии и готов к настоящей работе. Будем считать, что он не на пенсии, а просто в запасе.

КОЛЛЕГИ

Участковых врачей на домашние вызовы в СССР возили на Москвичах всех моделей, начиная с «четырехсотого». Одновременно с РАФ‑977 в службе скорой помощи трудились несколько иных отечественных моделей.

ГАЗ‑22Д, 1962–1970 годы. Санитарная Волга могла перевозить лежачего больного и двух сидящих рядом с ним пассажиров. На смену этой модели пришла аналогичная машина ГАЗ‑24–03, созданная на базе универсала ГАЗ‑24–02.

УАЗ‑452 выпускали с 1967 по 1985 год, сначала в очень небольших количествах. В измененном, но узнаваемом виде такие автомобили делают и сегодня.

Скорая помощь на основе мелкосерийного микроавтобуса ЗИЛ — эксклюзивная модель с очень небольшим тиражом. В 1964‑м и 1968‑м собрали два ЗИЛ‑118А с 150‑сильным мотором V8 и поднимающейся гармошкой крышей. Один из них работал в Москве, в институте имени Склифосовского. Лишь через десять лет сделали два реанимобиля с высокой крышей ЗИЛ‑118КА, а в начале 1980‑х — еще три ЗИЛ‑118КС с салоном ­обычной высоты.

Источник