Автомобили с красными крестами в особом представлении не нуждаются. Любой нормальный водитель, завидев в зеркале микроавтобус с включенной мигалкой, тут же принимает вправо, ведь каждый день эти автомобили и их экипажи несут зачастую невидимую, но очень важную службу – спасают чью-то жизнь. Счет, как говорится, идёт на минуты – и во многом именно от комфортабельности и скоростных качеств реанимобиля вот уже свыше сотни лет зависит жизнь больного. Сегодня мы вспомним и тех, кто трудится на дорогах сегодня, и тех, кто нес оперативную службу сотню лет назад.

ВРоссийской Империи «скорая помощь» появилась еще в позапрошлом веке: в 1897 году первая станция открылась в… Варшаве, которая на тот момент входила в состав государства.

Годом позже, 28 апреля 1898-го, в соответствии с приказом московского обер-полицмейстера была создана служба скорой медицинской помощи и перевозки больных. Затем станции Скорой помощи заработали в Санкт-Петербурге и Одессе.

Разумеется, кареты новообразованной службы имели «гужевой привод» — то есть, приводились в движение с помощью конной тяги. Однако сам состав каждой кареты принципиально ничем не отличался от любой современной «неотложки» — врач, фельдшер и санитар, а также «водитель», то есть кучер.

Активная автомобилизация в начале ХХ века сказалась и на службе Скорой помощи: в 1907 году на Международном автосалоне в Петербурге фабрика П.А. Фрезе показала собственный санитарный автомобиль на шасси Renault.

Санитарные автомобили на IV Международной автомобильной выставке 1913 года осматривал император Николай II

Чуть позже в Москве появился первый санитарный автомобиль, созданный по проекту доктора Поморцева на Московской экипажно-автомобильной фабрике П.П. Ильина. Автомобиль базировался на шасси La Buire 25/35 и подходил как для перевозки больных, так и для оказания хирургической помощи. Такой же автомобиль был приобретен Военным ведомством и, скорее всего, именно он стал первым санитарным автомобилем русской армии.

737

Дальнейшие коррективы в развитие санитарных автомобилей в России внесла Первая мировая война. Для эвакуации раненых в сжатые сроки было сформировано больше полусотни автомобильно-санитарных отрядов со специализированными машинами, которые чаще всего являлись брезентовыми фургонами с четырьмя носилками на специальных амортизирующих подвесах.

Во время Первой мировой войны санитарные автомобили сыграли важнейшую роль в эвакуации раненных и доставке их в госпитали

Не остались в стороне и общественные автомобильные организации — в частности, Первый русский автомобильный клуб в Москве и Императорское Российское автомобильное общество. Они сформировали из добровольцев на переоборудованных собственных автомобилях санитарные колонны, которые оперативно доставляли раненых солдат русской армии в госпитали, буквально спасая их жизни.

Автомобильные энтузиасты дореволюционной эпохи на добровольных началах формировали из собственной техники санитарные колонны

Автомобильные энтузиасты дореволюционной эпохи на добровольных началах формировали из собственной техники санитарные колонны

В первые годы после революции 1917 года использовалась старая либо трофейная техника, причем больным приходилось отправляться в больницу самостоятельно, поскольку служба Скорой помощи выезжала лишь на несчастные случаи. Однако с 1926 года врачи вновь стали выезжать на вызов к больным — сначала на велосипедах и мотоциклах, а затем и на легковушках.

КАК ПРАВИЛО, В КАЧЕСТВЕ «САНИТАРОК» ЗА РЕДКИМ ИСКЛЮЧЕНИЕМ ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ ПЕРЕДЕЛАННЫЕ В КУСТАРНЫХ УСЛОВИЯХ ЗАРУБЕЖНЫЕ АВТОМОБИЛИ ПРЕЖНИХ ЛЕТ.

Даже сотрудники относительно обеспеченной средствами московской скорой помощи столкнулись с проблемой нехватки медицинских бригад и изношенностью автомобилей, из-за чего работа службы была сопряжена с постоянными трудностями.

В то время стало очевидно, что на одних лишь «трофейно-убитых» санитарных автомобилях на импортных шасси далеко не заедешь. Первым собственным медицинским автомобилем молодого советского государства стала модификация АМО-Ф-15, выпущенная в 1925 году.

АМО Ф15 – фактически первая советская, но не самая удачная «санитарка». Впрочем, этот грузовик и для перевозки грузов был не слишком удобным и долговечным

АМО Ф15 – фактически первая советская, но не самая удачная «санитарка». Впрочем, этот грузовик и для перевозки грузов был не слишком удобным и долговечным

Грузовой автомобиль по комфорту и надежности плохо годился на ту роль, которую ему отводили, поэтому вскоре для нужд скорой помощи были приобретены… автомобили Mercedes 15/70/100 PS.
Конечно же, закупленные Мерседесы работали в Москве, причем явно «до полного износа», то есть до конца тридцатых годов.

Поскольку в начале тридцатых в Горьком заработал новый автомобильный завод, который должен был выпускать массовые легковушки и грузовики, будущим советским «санитаркам» было суждено базироваться на шасси автомобилей ГАЗ.

В первую очередь переделке подвергались «полуторки» ГАЗ-АА, ставшие практически основным медицинским транспортом предвоенного периода. Интересно, что на базе ГАЗ-АА и её дальнейшего развития ГАЗ-ММ выпускались как санитарные автомобили кустарного производства, так и машины под индексом ГАЗ-55 с так называемым стандартным кузовом.

ГАЗ-55 – первый массовый автомобиль для перевозки больных

Именно незаводская модификация ГАЗ-ММ, в сердцах названная водителем «пылесосом», мелькает в кадрах фильма «Кавказская пленница».

Работавшие в московской и ленинградской службах автомобили отличались от обычных грузовиков не только кузовом со спецоборудованием, но и более мягкими рессорами, одинарными колесами заднего моста и дополнительными гидравлическими амортизаторами.

С 1936 по 1954 год перевозкой больных в Москве занималась специальная служба — Горэвакопункт, который заведовал «койкоместами» в городских больницах. Именно поэтому всех больных, кроме пациентов с «острой хирургией», перевозили автомобили, принадлежавшие именно этому учреждению, а не службе Скорой помощи.

Еще в предвоенные годы была предпринята попытка к созданию совсем другой «неотложки» — куда более комфортабельной и динамичной. На основе лимузина ЗиС-101 в этот период производили специальную медицинскую модификацию, но куда более интересной была другая машина, которую спроектировали и построили в гараже московской скорой. Она заметно отличалась конструкцией кузова, но сведений об агрегатной базе и о количестве произведенных автомобилей под условным обозначением СП-36 практически не сохранилось.

СП-32 – один из немногих проектов «специальной санитарки»

СП-32 – один из немногих проектов «специальной санитарки»

После начала Великой Отечественной войны возникла острая необходимость в большом количестве «санитарок». Обычно их строили на базе грузовиков ГАЗ-АА и ЗИС-5, а их нехитрое устройство отличалось от исходника разве что дополнительным «балластом» в виде песка и мягкой отделкой закрытого кузова, в том числе и… соломой.

В годы войны выпускалась и заводская модификация ЗИС-44 на базе ЗИС-5В.

Кроме того, для перевозки больных и раненых задействовали и обычные автобусы, выпущенные еще в предвоенное время. По сути, для перевозки пострадавших приспосабливали все транспортные средства, которые только могли перевозить пассажиров, включая трамваи, ведь грузовики и автобусы уже были мобилизованы на фронт. Именно трамваи стали основным городским транспортом, на котором круглые сутки перевозили бойцов Красной армии, больных и раненых, грузы — словом, все, что необходимо.

После окончания Второй мировой войны новым автомобилем советской Скорой помощи стала санитарная модификация ЗИС-110А. В отличие от предшественника на базе «сто первого», эта «неотложка» получила новую крышку багажника, которая поднималась вверх вместе со стеклом, что значительно облегчало погрузку-выгрузку больного.

Медики получили в своё распоряжение и новую машину на базе… Москвича-400. Конечно, с учетом его микроскопических размеров для перевозки больных этот автомобиль не годился, но для использования в других медицинских целях (скажем, посещения больных на дому) скромный Москвич подходил неплохо. Именно поэтому в пятидесятые годы горбатый силуэт «четырехсотого» можно было увидеть у многих медучреждений.

Как и его немецкие предки, четырехсотый Москвич стал «докторвагеном»

Как и его немецкие предки, четырехсотый Москвич стал «докторвагеном»

Впрочем, практически каждая новая легковая модель советского производства получала соответствующую медицинскую специальность. В пятидесятые годы «белый халат» примерил на себя ГАЗ-12 ЗИМ, причем кроме автомобилей заводского производства нередко встречались «санитарки», изготовленные путем переделки из обычного седана в кустарных условиях.

Существовала и обратная конверсия, когда списанную «скорую» продавали условно-обычным гражданам для эксплуатации в качестве легкового автомобиля.

ГОРЬКОВСКУЮ ПОБЕДУ ГАЗ М-20 ТАКЖЕ ИСПОЛЬЗОВАЛИ В МЕДИЦИНСКИХ ЦЕЛЯХ, ПРИЧЕМ НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ПЕРЕВОЗКИ ВРАЧЕЙ, НО И ДЛЯ ТРАНСПОРТИРОВКИ БОЛЬНЫХ!

Складные носилки влезали в относительно короткий кузов только наискосок, а погрузка-выгрузка больного была увлекательным, но не слишком приятным занятием как для него, так и для персонала. Впрочем, лучше плохо ехать, чем хорошо идти…

Санитарная модификация автобуса ЗиЛ-158 в серию так и не пошла

Санитарная модификация автобуса ЗиЛ-158 в серию так и не пошла

В пятидесятые годы основной «санитаркой» стал ГЗА-653 – автомобиль медпомощи на базе ГАЗ-51. Впоследствии машину выпускали на Павловском автобусном заводе под индексом ПАЗ-653.

Вооруженные силы широко использовали другую «санитарку» АС-1 — почти такой же автомобиль, но на полноприводном шасси ГАЗ-63.

В середине пятидесятых на УАЗе занимались будущей «буханкой», изготовив и опытные образцы «санитарки» УАЗ-450А. Прототипы были предназначены для испытаний и госприёмки, ведь два важнейших министерства (Минздрав СССР и Минобороны СССР) планировали использовать этот автомобиль в качестве служебного транспорта.

Сразу после проверки на заводе занялись разработкой микроавтобуса с кузовом более простой конструкции, который впоследствии и утвердили в серию.

Опытный образец УАЗ-450А и полвека спустя внешне не сильно отличается от современной модели УАЗ-3962!

Опытный образец УАЗ-450А и полвека спустя внешне не сильно отличается от современной модели УАЗ-3962!

При модернизации базового микроавтобуса до УАЗ-452, а затем и до УАЗ-3962 аналогичным изменениям подверглась и «санитарка», получившая в это время прозвище «таблетка». Такая машина стала основным медицинским транспортом в сельской местности, а также активно использовалась в Советской армии.

На рубеже 50-х-60-х потребность в медицинских автомобилях пытались покрыть и за счет импорта! Благо, в социалистической Чехии выпускали санитарную версию Skoda-1201 Sanitka. Правда, поставки «шкодовок» были совсем небольшими, но некоторые «Санитки» трудились в советских медучреждениях вплоть до восьмидесятых годов.

На фото: Skoda 1201 Sanitka

На фото: Skoda 1201 Sanitka

В 1962 ГОДУ НАЧАЛСЯ ВЫПУСК ОДНОЙ ИЗ САМЫХ МАССОВЫХ СОВЕТСКИХ «НЕОТЛОЖЕК» — МЕДИЦИНСКОЙ МОДИФИКАЦИИ МИКРОАВТОБУСА РАФ-977И.

Еще в качестве опытного образца рижский микроавтобус стал «неотложкой»

Еще в качестве опытного образца рижский микроавтобус стал «неотложкой»

Довольно компактная, но достаточно просторная и комфортабельная «Латвия» хорошо подходила на роль транспорта для перевозки больных.

Однако относительно небольшие объемы выпуска «рафиков» вынудили Минавтопром СССР покрывать потребность Минздрава за счет карет скорой помощи на базе универсала ГАЗ-22. Конечно, Волга не могла похвастать простором микроавтобуса, но благодаря конструкции двухобъемного кузова загрузка-выгрузка больного была гораздо удобнее, чем в прежних автомобилях Горьковского автозавода.

Несмотря на относительно небольшую длину автомобиля, больной на носилках спокойно помещался в задней части кузова

Несмотря на относительно небольшую длину автомобиля, больной на носилках спокойно помещался в задней части кузова

Поскольку партийное руководство к тому времени уже регулярно нуждалось в неотложной медицинской помощи, по заказу Четвертого управления Минздрава ЗиЛ в сотрудничестве с медиками создал «скорую» на базе своего микроавтобуса ЗИЛ-118 «Юность», который по ряду причин все никак не мог стать серийным. «Юность» с выступающей крышей-гармошкой во второй половине шестидесятых годов была обязательным атрибутом правительственных кортежей. После модернизации «вторая Юность» ЗИЛ-119/ЗИЛ-118К также получила медицинскую версию.

Устаревший РАФ-977ИМ должна была сменить новая модель. Еще во время разработки РАФ-2203 конструкторы Рижской Автобусной Фабрики совместно с работниками Рижского Мединститута занялись проработкой компоновки и оснащения медицинской модификации РАФ-22031. Уже к выставке «Здравоохранение-74» был собран опытный образец, полностью соответствующий требованиям медиков и техническому заданию. Впоследствии именно этот автомобиль стал самой массовой «неотложкой» двух последних десятилетий существования СССР.

Милиция не только карает: существовала даже специальная «гаишно-медицинская» версия РАФ-22036 для оказания оперативной помощи пострадавшим в ДТП

Милиция не только карает: существовала даже специальная «гаишно-медицинская» версия РАФ-22036 для оказания оперативной помощи пострадавшим в ДТП

Не скорая, а стоматологическая помощь: на шасси ГАЗ-66 выпускался передвижной стоматологический кабинет КСП-2001

Не скорая, а стоматологическая помощь: на шасси ГАЗ-66 выпускался передвижной стоматологический кабинет КСП-2001

Кроме новой скорой помощи «для простых больных», в 1973 году на территории старого завода РАФ с 1973 года начался выпуск знаменитого «Черного доктора» — санитарного автомобиля ГАЗ-13С. Ведь особые потребности Четвертого управления Минздрава одной только «Юностью» в силу её крайне ограниченного выпуска удовлетворить было трудно.

На фото: ГАЗ-13С

Существовали и единичные экземпляры «Черного доктора» на базе зиловских лимузинов

В Риге бывший седан ГАЗ-13 становился универсалом, для чего ему приваривали более длинную крышу и пятую дверь. При этом, в отличие от обычных «санитарок», автомобиль сохранял характерную номенклатурную окраску в радикально черный цвет, за что и получил своё прозвище. Когда вместо первой Чайки начали выпускать ГАЗ-14, на базе лимузина в Риге было изготовлено пять экземпляров нового «черного доктора», два из которых были отправлены кубинскому лидеру Фиделю Кастро, а остальные остались в стране для обслуживания престарелых членов Политбюро ЦК КПСС.

В это же время «двадцать первую» на конвейере сменил ГАЗ-24, который обзавелся и версией с кузовом универсал. Как и в случае с рижским микроавтобусом, не откладывая в долгий ящик, в Горьком создали «санитарку», которая по массовости даже могла поспорить с «рафиком».

В этот период большинство советских «неотложек» получило специальную картографическую схему окраски, которая предусматривала белый или светло-бежевый цвет кузова с красной полосой. Интересно, что привычный для нас красный крест в других странах используется только на автомобилях, принадлежащих к Международному Комитету Красного Креста.

Советские медики нуждались в специализированных кардио- и реанимобилях. На базе «рафиков» финская фирма Tamro выпускала такую технику, которую внешне было легко отличить от советских машин по высокой крыше и яркой окраске согласно стандартам, принятым в Финляндии.
По качеству «Тамары», как их ласково называли медики, заметно превосходили отечественные автомобили. Однако РАФ и сам занялся выпуском подобных машин, получивших индекс РАФ-2914. Внешне от настоящих автомобилей Tamro рижские реанимобили можно было отличить по необычным «мигалкам-кубикам» в передней части крыши.

РАФ-Tamro-33021 отличался от советских «рафиков» яркой окраской

РАФ-Tamro-33021 отличался от советских «рафиков» яркой окраской

Финское предприятие также переделало в реанимобили и несколько Волг, заметно удлинив базу и подняв крышу.

Массовое обследование населения в СССР планировали проводить с использованием передвижного медико-диагностического центра ЛиАЗ-5919

Массовое обследование населения в СССР планировали проводить с использованием передвижного медико-диагностического центра ЛиАЗ-5919

Уже на закате советской эпохи в Скорой помощи появилась зарубежная техника, которую закупали в небольших количествах. Немногочисленные санитарные автомобили Mercedes были не только просторнее, но и надежнее обычных «рафиков».

После развала СССР таким же образом в Москве попытались таким же образом решить непростую ситуацию, которая на тот момент сложилась в медицине. Ведь парк «рафиков» к тому времени изрядно износился, а подходящих автомобилей в РФ не выпускали.

Ереванский «призрак» ЕрАЗ-37309 не выпускался массово, но существовал и в медицинской версии

Ереванский «призрак» ЕрАЗ-37309 не выпускался массово, но существовал и в медицинской версии

Ситуацию не спас и мертворожденный проект по выпуску грузовиков и фургонов на Брянском Автомобильном Заводе, поэтому в возможное решение проблемы по обеспечению медиков новыми автомобилями видели даже в выпуске «санитарки» на базе… АЗЛК-2141! Увы, АЗЛК-2901 стал еще большим неудачником, чем обычный «сорок первый», а вскоре «скорая» тихо умерла вместе с остальной продукцией обанкротившегося предприятия.

В качестве «палочек-выручалочек» в Минздраве пытались использовать любую подходящую технику – универсалы на базе новых моделей Волг и даже… длиннобазную Ниву! Увы, все эти автомобили не могли выступить полноценной заменой «рафика».

Новые модификации Волги «не забывали» о прежней специализации универсалов

Новые модификации Волги «не забывали» о прежней специализации универсалов

Длинная Нива также «пробовала себя» в качестве медицинского автомобиля

Экзотический вариант от Бронто – скорая помощь на очень больших колёсах

Экзотический вариант от Бронто – скорая помощь на очень больших колёсах

Зато эту важную миссию спокойно смогла выполнить Газель, на базе которой была создана соответствующая модификация. Круг замкнулся: первой массовой «санитаркой» была горьковская «полуторка» ГАЗ-55, а на стыке веков именно ГАЗ-32214 стал так называемой линейной машиной, то есть основным служебным транспортом российских медиков.

Источник