Исторически так сложилось, что на заре своего существования автопром СССР во многом брал своё начало за океаном: после того, как в 1929 году было заключено соглашение с американской компанией Ford Motor Company, в молодом государстве благодаря технической помощи зарубежных партнеров было налажено массовое производство легковых и грузовых автомобилей. Кроме того, к американским автомобилям питали слабость и высшие лица государства – в частности, Сталин еще с двадцатых годов любил мощные 12-цилиндровые Паккарды, поэтому при работе над будущим ЗИС-110 модель Packard 180 была взята в качестве «исходника», а подаренным Рузвельтом Паккардом модели Twelve вождь и вовсе пользовался до конца своих дней.

Кстати, развенчавший культ личности Сталина Никита Сергеевич Хрущев тоже использовал в качестве транспортного средства американскую технику. В личном пользовании будущего Первого секретаря ЦК КПСС с 1944 по 1949 годы был трофейный Cadillac Fleetwood 75 из винницкой ставки Гитлера.

Именно поэтому, не считая доставшегося по репарациям после окончания Второй мировой войны немецкого завода по производству Опелей под названием Москвич-400, в СССР при разработке новых моделей ориентировались на американскую автомобильную промышленность в качестве точки отсчета. Особенно, если речь шла об автомобилях высокого класса – что-что, а производить комфортабельные и высококлассные машины «янки» умели как никто другой в мире.

Немудрено, что и довоенные ЗИСы, и более поздний ЗИМ недвусмысленно походили на продукцию заокеанского автопрома как внешним обликом, так и конструкцией.

Однако к середине пятидесятых годов этот крупный и весьма представительный седан откровенно устарел. Ведь американская мода была очень быстротечной – в битве за пресыщенного покупателя конструкторы, художники и технологи различных производителей устроили настоящую «гонку вооружений», выпуская все новые и новые модели ежегодно.

Уже к началу пятидесятых среднеразмерные американские седаны ощутимо прибавили в габаритах, став не только длиннее, но и шире. Вдобавок многолитровые моторы стали еще мощнее и объемнее, а во внешности все явственнее стали проступать авиационные и даже аэрокосмические мотивы. Большие панорамные стёкла с сильными «загибами», обилие хрома, длинные «кили» задних крыльев, своеобразные «прицелы» на бамперах – все это приметы пятидесятых годов, которые к концу десятилетия достигли своего апогея.

Однако вернемся в СССР. Действительно, ЗИМ походил на американские седаны пяти-, а то и семилетней давности – по «их» меркам, уже даже не вчерашний, а позавчерашний день. На фоне новейших дредноутов советский седан выглядел уже не представительским щеголем, а этаким простоватым пенсионером.

Да и технически советский автомобиль уже заметно проигрывал новейшим заокеанским аналогам – к примеру, его 3,5-литровый мотор развивал всего 90 л. с. – возможно, достаточно по меркам сороковых годов, но… его максимальная скорость составляла 120 километров в час, а разгон до сотни занимал умопомрачительные по длительности 37 секунд. С одной стороны, номенклатурной «персоналке» и не подобало носиться стремглав, но и конструкторам, и потенциальным пользователям не хватало запаса динамики, чтобы «в случае чего» черное тело ЗИМа могло быстро домчать своего высокопоставленного пассажира за заседание совмина.

Хэлло, Америка!

Работу над новым советским лимузином предваряло важное событие – приобретение парочки Паккардов – Caribbean и Patrician. Их тщательно изучили как сотрудники научно-исследовательского института НАМИ, так и конструкторы ГАЗа и ЗИЛа. Кстати, этим объясняется некая схожесть первой Чайки ГАЗ-13 и ЗИЛ-111 между собой – просто оба эти автомобиля неуловимо походили на американский «исходник».

Новый горьковский автомобиль должен был стать не только современнее ЗИМа: в процессе работы над будущей Чайкой конструкторам нужно было избавиться от характерных «болячек» ГАЗ-12. Во-первых, эта машина была слишком тяжеловесной в управлении для водителя, во-вторых, довольно шумной для своего класса и целевого назначения. По итогам нескольких лет эксплуатации были замечания и по ходовой части, и по долговечности кузова ЗИМов.

Горьковские конструкторы А. Просвирин и Н. Юмашев не подвели: Чайка не только выглядела совершенно иначе, чем её предшественник, но и существенно отличалась от ЗИМа по технической части.

Вместо не слишком оправдавшего себя несущего кузова на новом лимузине применили отдельную Х-образную раму, к которой через резиновые проставки крепился эффектный по дизайну кузов – работа художника Б. Лебедева.

Среди других инноваций – автоматическая трансмиссия с кнопочным переключением диапазонов, гидравлический усилитель рулевого управления, вакуумный усилитель тормозов, бескамерные шины… Такой впечатляющий набор современных новшеств обеспечивал лёгкость управления Чайкой и высокий уровень комфорта, как и подобает автомобилю представительского класса.

Конструкция Чайки по меркам тех лет была весьма прогрессивной

Конструкция Чайки по меркам тех лет была весьма прогрессивной

Понятно, что новая машина требовала принципиально другого «сердца». Не мудрствуя лукаво, конструкторы использовали в качестве прототипа мотор Chrysler V8, но в целях унификации применили поршневую группу и газораспределительный механизм ГАЗ-М-21 Волга, «умножив на два» количество цилиндров. Такая V-образная восьмерка объемом 4,89 литра выдавала 180 л. с., однако ходовые испытания опытных образцов показали, что мощность нужно поднять до уровня около 200 л. с. Это было достигнуто увеличением рабочего объема до 5,5 л, а итоговая мощность двигателя ГАЗ-13 с «мокрыми» гильзами и центробежным масляным фильтром составила 195 «лошадок».

ИНТЕРЕСНАЯ ДЕТАЛЬ: ВОСЬМИЦИЛИНДРОВЫЙ ДВИГАТЕЛЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСКОЙ ЧАЙКИ ОКАЗАЛСЯ НАСТОЛЬКО ХОРОШ, ЧТО ЕГО В МОДЕРНИЗИРОВАННОМ ВИДЕ СТАЛИ УСТАНАВЛИВАТЬ НА ГОРЬКОВСКИЕ ГРУЗОВИКИ ГАЗ-53А И ГАЗ-66.

Хватало и «электрических» новшеств, среди которых моторизованные стеклоподъемники, а также пятидиапазонный радиоприёмник с автоматической настройкой и электроприводом штока антенны. По сути, Чайка вобрала в себя практически все возможные достижения лучших образцов мирового автопрома – разумеется, речь идёт об американских седанах тех лет, поскольку после Второй мировой войны в Европе были в ходу утилитарные и даже в чем-то примитивные автомобили, на которые создателям «персоналки» было ориентироваться не с руки.

Наш лауреат

Летом 1957 года был собран первый опытный образец ГАЗ-13, который отличался комбинированной окраской – светло-кремовый верх и тёмно-вишневый низ. В некоторых деталях отделки прототип практически полностью повторял паккардовские решения – это касается и знаменитой «чайки» на решетке радиатора, которой машина, собственно, и обязана своим названием. При этом на Packard характерная «птичка» указывала всего лишь на V-образность двигателя.

Предсерийный прототип отличался «игривой» цветовой гаммой

Предсерийный прототип отличался «игривой» цветовой гаммой

Использовавшиеся в «натурных» испытаниях более поздние опытные образцы 1958 года несколько видоизменились в мелочах – практически в таком виде Чайка и встала на конвейер в начале 1959 года.

Разумеется, производство ГАЗ-13 изначально было мелкосерийным и было приурочено к знаменательному событию – ХХI съезду ЦК КПСС, знаменитому тем, что на нем провозгласили окончательную победу социализма в СССР и курс на коммунизм к 1980-м годам. Что же до Чайки, то она еще годом ранее в предсерийном исполнении получила престижную международную награду – Гран-при на Всемирной промышленной выставке ЭКСПО-58 в Брюсселе.

ГАЗ-13 на выставке

ГАЗ-13 на выставке

БЕЗ ЛИШНЕЙ СКРОМНОСТИ: ЧАЙКА ПОЛУЧИЛАСЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОТЛИЧНЫМ АВТОМОБИЛЕМ, ЗА ЧТО ЕЁ ДИЗАЙНЕРЫ И КОНСТРУКТОРЫ И БЫЛИ ОТМЕЧЕНЫ ЕВРОПЕЙСКИМИ ПРОФЕССИОНАЛАМИ.

Новинку демонстрировали и на других выставках – как на отечественной ВДНХ, так и в Европе и США.

Тем временем игривая цветовая гамма предсерийных прототипов уступила место «протокольному» черному цвету. Оно и понятно – автомобилю надлежало «трудиться на службе» в различных министерствах, обкомах, где автомобиль, по заветам Генри Форда, мог быть любого цвета при условии, что он чёрный.

Вскоре после начала выпуска Чайки стали не только обслуживать партийно-номенклатурную элиту СССР, но и работать в различных представительствах советского государства за рубежом. Да и практически половина дипломатического корпуса Москвы в шестидесятые годы ездила на Чайках – послы и консулы Финляндии, Венгрии, ГДР, Болгарии, Монголии, КНДР, Эфиопии, Индонезии и многих других стран использовали ГАЗ-13 в качестве служебного транспортного средства. Более того – один лимузин горьковского автозавода даже попал в автопарк американского посольства!

ГАЗ-13

ГАЗ-13

Обновление

Уже через несколько лет после начала выпуска, в 1962-м, машину обновили в мелочах: Чайка получила новый карбюратор К-114, иные колпаки и другую отделку салона. В следующем десятилетии на ГАЗ-13 начали устанавливать двухконтурную тормозную систему, ремни безопасности и транзисторный радиоприёмник с коротковолновым диапазоном. Кроме того, для отделки интерьера вновь стали применять другие материалы горчичного цвета вместо прежнего серо-зелёного.

Интерьер ГАЗ-13 за всё время выпуска изменялся весьма незначительно

Интерьер ГАЗ-13 за всё время выпуска изменялся весьма незначительно

Минимальные нововведения объясняются просто: и технически, и по дизайну Чайка была выполнена столь хорошо и цельно, что практически не нуждалась в доработках. Интерьер по меркам шестидесятых годов смотрелся современно, стильно и даже роскошно, соответствуя уровню американских аналогов даже в самых мелких деталях. Вдобавок «основной потребитель» ГАЗ-13 был не только консерватором, но и… пребывал на работе, то есть находился в салоне Чайки по долгу службы.

На фоне Волги Чайка смотрелась солидно и внушительно

На фоне Волги Чайка смотрелась солидно и внушительно

К слову, номинальная «семиместность» вместительного салона не предполагала постоянное использование Чайки для перевозки такого количества пассажиров. Ведь тонкие откидные страпонтены по центру салона предназначались для сопровождающего персонала (охраны) высокопоставленных лиц, которые должны были размещаться на комфортабельном заднем диване. К их услугам – пепельница, веревочные поручни и поворачивающиеся форточки в задних окнах – негусто по меркам нашего времени, но вполне достаточно для непродолжительной поездки в служебных целях.

На «приставных стульчиках» сидели сопровождающие лица

На «приставных стульчиках» сидели сопровождающие лица

Отдельно о дизайне. Несмотря на очевидное сходство с заокеанскими прототипами, Чайка получилась самобытной, лишенной ощущения «цельнотянутости» с Паккардов хотя бы и по той причине, что один из них, Patrician, был четырёхоконным седаном, а не лимузином с длинной базой, а Caribbean – и вовсе двухдверным хардтопом без центральной стойки. Благодаря большим габаритам массивный кузов смотрелся внушительно, но при этом весьма динамично. Это ощущение усиливало обилие хромированных элементов и отрицательный угол наклона многих деталей. Длинный шестиоконный кузов был не лишен некоей чопорности, но при этом не воспринимался чрезмерно грузным и тяжеловесным.

Packard Patrician, ставший прообразом ГАЗ-13

Packard Patrician, ставший прообразом ГАЗ-13

Панель приборов Caribbean с кнопочным селектором автомата: очень, очень похоже на Чайку. Точнее, наоборот.

Панель приборов Caribbean с кнопочным селектором автомата: очень, очень похоже на Чайку. Точнее, наоборот.

Вариации и закат

Кроме традиционных трехобъемников, существовало несколько необычных разновидностей Чайки. Самая, пожалуй, известная – это «черный доктор» – медицинский универсал ГАЗ-13С, построенный на базе обычной машины по заказу Минздрава. «Кремлёвки» выполняли роль неотложек для высокопоставленных лиц – как действующей партийной элиты и членов их семей, так и заслуженных номенклатурных работников. К еще более редким модификациям относятся частично открытые Чайки, кузова которых переоборудованы в ландо и фаэтоны.

А вот серьезным модернизациям ГАЗ-13 так и не подвергался – несмотря на попытку уже в 1961 году выпустить более современную версию автомобиля с иным решением передней части в стиле более современных «американцев», вплоть до 1981 года Чайка так и выпускалась в неизменном виде.

«Новое лицо» с четырьмя круглыми фарами на ГАЗ-13 так и не прижилось

«Новое лицо» с четырьмя круглыми фарами на ГАЗ-13 так и не прижилось

УЖЕ ПОСЛЕ ЗАКАТА «ПАРТИЙНОЙ КАРЬЕРЫ» ГАЗ-13 У СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН ПОЯВИЛАСЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОСМОТРЕТЬ НА МИР СКВОЗЬ СТЁКЛА ЧАЙКИ СО СТОРОНЫ САЛОНА: СПИСАННЫЕ ИЗ ГОНОВ АВТОМОБИЛИ ЭКСПЛУАТИРОВАЛИСЬ ЗАГСАМИ В КАЧЕСТВЕ СВАДЕБНЫХ ЛИМУЗИНОВ И ПОЛЬЗОВАЛИСЬ СТАБИЛЬНЫМ СПРОСОМ У МОЛОДОЖЕНОВ.

С 1977 года прежняя Чайка выпускалась параллельно с ГАЗ-14 – следующим поколением представительского лимузина из Горького. При этом с выходом «четырнадцатой» прежняя модель заняла более низкую позицию в негласной табели о рангах, хотя по-прежнему эта машина являлась средством передвижения для высокопоставленных чиновников. В частные руки, разумеется, Чайки не попадали в принципе, не считая редких исключений вроде писателя Михаила Шолохова или первой покорительницы космоса Валентины Терешковой.

Собственной персоной: Леонид Брежнев возле ГАЗ-13

Собственной персоной: Леонид Брежнев возле ГАЗ-13

Кортеж Генсека: ЗИЛ-фаэтон в окружении десятков Чаек

Кортеж генсека: ЗИЛ-фаэтон в окружении десятков Чаек

Ежегодно на ГАЗе собирали примерно полторы сотни Чаек ГАЗ-13, а всего за двадцать с небольшим лет удалось выпустить чуть больше трёх тысяч экземпляров, из которых до наших дней дожили считанные единицы, и их стоимость сами хозяева измеряют десятками тысяч долларов.

В начале восьмидесятых годов устаревшая модель была полностью вытеснена более современным ГАЗ-14, заслуживающим отдельного рассказа. Ну а часть менее важных пассажиров пересела с отслуживших своё Чаек на новую «персоналку» модели ГАЗ-3102, о которой мы также рассказывали не так давно. Наконец, в СССР существовала и та «каста неприкасаемых», которая и вовсе ездила на московских лимузинах, выпущенных на заводе ЗИЛ. О них тоже поговорим как-нибудь в следующий раз.

Источник