«Покупатель может выбрать любой цвет при условии, что этот цвет –черный», – стремясь сделать Model T максимально ликвидным продуктом, Форд экономил на покраске – и преуспел. Однако и до, и после «Жестяной Лизи» покупатели выбирали цвета, отличные от черного.

Нет, чёрный действительно стал автомобильной классикой. Если обратиться на минуту к автомобильной истории нашей страны, то среди оттенков чёрного вы найдёте и «воронок», и «мерин» и «бумер». Но ведь и в России в последнее время у автомобилей появляются по-настоящему яркие фирменные цвета – чего стоит только цвет «Марс» у недавно представленной Lada Vesta Cross. Ну а на Западе и Востоке узнаваемость автомобиля по его цвету – важнейший маркетинговый инструмент. Как так получилось, что за определёнными брендами закрепились цвета, которые однозначно идентифицируют марку?

На фото: Lada Vesta SW Cross '2017

На фото: Lada Vesta SW Cross ‘2017

Традиция присвоения определённым маркам и моделям автомобилей «своего» цвета пришла, как и многое другое, из автоспорта. На рубеже XIX и XX веков, как только автоспорт стал состязанием, в котором участвуют различные страны, Международная ассоциация признанных автомобильных клубов (Association Internationale des Automobile Clubs Reconnus, AIACR, предшественница FIA) закрепила за каждой державой определённый цвет. Отметим, что закрепление это носило характер рекомендации командам-участницам, не более. Тем не менее, оно было поддержано, и в 1900 году на соревновании под названием Кубок Беннета распределение цветов автомобилей было таким: Франция – синий (один из основных цветов герба), Германия – белый, Италия – желтый, США – красный…

Великобритании, когда в 1902 году она решила присоединиться к участию в Кубке Беннета, достался зелёный – ввиду того, что все цвета британского флага уже были заняты, пришлось выбирать из остальной палитры. Говорят, что зелёный закрепился за британцами почти случайно, в силу череды обстоятельств: первый английский болид покрасили исходя из цветовых предпочтений владельца команды Монтегю Напьера, а также того факта, что зелёный к тому моменту был основным цветом для паровозов, которые Великобритания умела делать на славу.

И надо ж такому случиться, что зелёный Napier под управлением гонщика Сэлвина Эджа пришел на финиш Кубка первым. По правилам в следующий раз Кубок должна была принимать страна-победитель, но в Англии гонки в то время были запрещены. И состязание прошло в Ирландии – на «зелёном острове», где ещё и национальный цвет — shamrock green, «клеверный зелёный».

На фото: Napier

На фото: Napier

Их этих сложных оттенков и был некогда намешан «Британский гоночный зелёный», он же British Racing Green или BRG. Марки Bentley, Jaguar, Aston Martin, Cooper, Lotus – у каждой из них славная гоночная история, в которой был (или есть в настоящий момент) свой очень быстрый зелёный автомобиль. Сегодня вариации BRG присущи каждому автомобильному бренду с британскими корнями.

На фото: Jaguar D-Type '1955–56

На фото: Jaguar D-Type ‘1955–56

А что же французы, ведь их Bleu de France («Французский синий») даже на пару лет старше культового британского зелёного? За историческую идентификацию по сей день отвечает Bugatti – обратите внимание, вплоть до сегодняшнего дня каждый шедевр этой компании (пусть и принадлежащей ныне компании Volkswagen) имеет в цветовой гамме кузовов несколько (порядка четырёх) разновидностей синего. Кроме того, «Французский синий» периодически мелькает и в автоспорте – синими были французские болиды команды Ligier и её правопреемницы Prost F1.

На фото: Bugatti Type 35C '1927

На фото: Bugatti Type 35C ‘1927

Наиболее приверженными традициям, заданным Кубком Беннета 1900 года, показали себя, разумеется, немцы. Белый цвет всегда был до сих пор остаётся свойственен и гоночным, и многим дорожным машинам Porsche, Audi и BMW… Позвольте, а как же Mercedes-Benz с их «Серебряными стрелами»? На этот счёт существует интересная история, подтвердить которую ныне практически невозможно. Отнесём её к разряду легенд, но если это и легенда, то не лишённая, помимо красоты, немалой доли правдоподобности и логики.

На гонке Eifelrennen 1934 года, проводившейся на знаменитом Нюрбургринге, возникла щекотливая ситуация: техническая комиссия определила у автомобиля Mercedes-Benz W25 превышение предельного веса на… один килограмм. Вроде, совсем немного, но подобное грозило дисквалификацией, и никто не знал, как снять килограмм веса с гоночного автомобиля, и так облегчённого донельзя. Но решение нашлось: за ночь механики ободрали всю белую краску с болида, оставив на кузове только голый блестящий металл. W25 вписался в установленный вес и, управляемый Манфредом фон Браухичем, пришёл к финишу первым! Так началась история «Серебряных стрел».

На фото: Mercedes-Benz (W25) '1934

На фото: Mercedes-Benz (W25) ‘1934

Но что такое гоночный мир без Ferrari? Без красной Феррари, поправите вы. Но заметьте, что изначально за Италией был закреплён желтый цвет, и лишь когда США покинули AIACR (ассоциация автоклубов была в большой степени европейской, а американские гонки уже в 1910-х начали развиваться своим путём), красный цвет перешёл Италии, а желтый (который до этого был у итальянцев) достался Бельгии. Вскоре после этой «рокировки» на первый в своей жизни Гран-При попал восьмилетний Энцо Феррари. Гонку выиграл Феличе Назарро на красном Fiat, а Энцо поклялся отцу, что когда-нибудь тоже станет гонщиком.

Феррари был патриотом, и когда пришло время создавать собственную команду, у него не было других вариантов, кроме как сделать свои болиды красными. Тем более что первый опыт руководства гоночной командой он получил в Alfa Romeo, машины которой, разумеется, тоже были красными… Шли годы, марка Ferrari создала немало гоночных и дорожных шедевров, постепенно обретая легендарный статус – и вместе с маркой обрёл его и фирменный цвет Rosso Corsa, то есть «красный гоночный». Интересно, что ныне концерну FIAT ныне принадлежат и Alfa Romeo, и Ferrari – и красный цвет у каждой из этих марок по-прежнему в чести.

А вот Феруччо Ламборгини пошёл совершенно другой дорогой, хотя и жил в паре десятков километров от Модены, где базировалась Ferrari. Об их противостоянии с Энцо ходят легенды – якобы Феруччо предъявлял претензии к тормозам своей личной Ferrari 250 GT, но Энцо прогнал его с порога своего кабинета, после чего разъярённый Ламборгини и решил основать автомобильную марку, расширив ею уже существующее производство тракторов. В качестве логотипа нового бренда он стал использовать геральдический щит с изображением быка – Ламборгини был тельцом по гороскопу, но общее сходство с эмблемой Ferrari якобы было заложено не случайно, а именно в пику Энцо. Поначалу логотип был чёрно-белым.

На фото: Ferrari 250 GT '1962

На фото: Ferrari 250 GT ‘1962

И самая большая загадка в этой связи – как появился образ знаменитого «желтого Ламборгини», ведь именно жёлтые машины этого итальянского бренда максимально его идентифицируют? Может быть, Феруччо взял «старый» гоночный цвет Италии? Едва ли – компания была основана в 1963-м, когда о том «национальном» распределении цветов уже мало кто помнил, а сам Ламборгини с самого начала взял за правило, что в гонках его машины участвовать не будут («бить» Феррари предполагалось только на дорогах общего пользования), так что гоночная подоплёка тут ни при чем.

Первой жёлтой Ламбо – и первой по-настоящему успешной моделью бренда – была Miura, представленная в 1965 году. Эмблема на ней – уже привычного нам вида, с чёрным фоном и золотым быком. Может быть, именно эта ассоциация и была заложена в жёлтом цвете кузова? Как мы знаем, «миура» — это порода особо свирепых быков, а в названиях моделей Ламбо употребляются прозвища быков, прославившихся на корриде… По крайней мере, к версии желто-золотого быка нас отсылает Стефан Вилькельман, 16 лет руководивший Lamborghini (с 2016 года возглавляет спортподразделение Audi): «Базовые цвета Lamborghini — это зеленый, оранжевый, а также желтый и черный, ведь это цвета логотипа — черного щита с золотым быком».

На фото: Lamborghini Miura '1966–1968

На фото: Lamborghini Miura ‘1966–1968

Определённая ирония есть в том, что жёлтый – это к тому же традиционный цвет города Модена, в котором, как мы знаем, находится та самая штаб-квартира Ferrari, из которой Энцо Феррари когда-то изгнал будущего основателя бренда-конкурента. И да, Lamborghini до сих пор строят только дорожные машины, все случаи участия в гонках (включая и довольно успешные) находятся на совести частных команд.

На фото: Lamborghini Miura '1966–1968

На фото: Lamborghini Miura ‘1966–1968

Единственный случай, когда сотрудники компании ослушались завета Феруччо Ламборгини относится к 1991 году, когда пробывшая несколько лет в статусе поставщика двигателей компания Lamborghini решилась выставить в чемпионате свою собственную команду, прикрывшись для верности… опять-таки словом «Модена»! Команда называлась Scuderia Modena Lamborghini: в силу того, что её штаб-квартира находилась не в родной для бренда Болонье, а в соседней провинции – да-да, в Модене. Команда просуществовала ровно один сезон, не добившись ничего существенного. Опять «подкол» в сторону Феррари? Скорей уж напоминает превратности судьбы.

Возвращаясь к теме «национального» распределения цветов, нужно упомянуть, как оно, собственно, закончилось: когда стран стало больше четырёх, пришлось придумывать новые отличительные знаки – круги, полосы… Однако самые запоминающиеся полоски, прожившие от зари автоспорта до нынешнего момента, придумали, как ни странно, американцы. Две параллельных полосы, берущие начало на носу автомобиля, по одной из версию эволюционировали от «полос вторжения», которыми были украшены американские самолёты времён Второй мировой. Но знает история и непосредственных авторов этих полос.

На фото: Shelby GT350 1965

На фото: Shelby GT350 1965

На Ле-Мане 1951 года американским командам был предписан белый цвет кузова и синий – для выступающих элементов шасси. Но на послевоенных машинах таковых уже не было, и гонщик Бриггс Каннингэм по совету менеджера Стэнли Сэджвика добавил в окраску своего белого болида пару синих полос, идущих через капот от носа до хвоста. Другие американцы быстро подхватили эту моду – в частности, знаменитый техасец Кэролл Шэлби применял полосы на перестроенных им Cobra и Mustang.

Shelby Mustang SCCA Group 2 American Sedan Race Car '1966

На фото: Shelby Cobra ‘1964 и Shelby Mustang ‘1966

На дорожной версии Shelby Mustang GT350 назначение предлагающихся в качестве опции полос официальная брошюра объясняла так: полосы необходимы, чтобы помочь гонщику сориентироваться на трассе в условиях сильного задымления – например, если впереди произошла авария… Сегодня такие полосы – отличительная черта масл-каров, причем особняком стоят полосы Chevrolet: они идут только по капоту и багажнику, но не по крыше.

На фото: Shelby GT350 1965

На фото: Shelby GT350 1965

Эра полосок на кузове в гоночном мире в определённом смысле предваряла собой эру «боевой раскраски» гоночных болидов. Со временем в мир гонок пришли большие деньги, и FIA разрешила наносить на гоночные болиды логотипы спонсоров, а сами кузова красить в фирменные цвета компаний-партнёров гоночных команд. Эта эра тоже повлияла на появление фирменных цветов у «гражданских» автомобилей некоторых марок. Как цвет пачки сигарет может стать цветом целой автомобильной марки? Почему самый популярный цвет – белый? Как получали «свои» цвета западные и российские автомобили раньше, и как это происходит сейчас? Обо всём этом – в следующих публикациях.

Источник